Германия и экономика

Теги:политика
 

TEvg

аксакал

админ. бан
Правительственная комиссия по положению дел в землях бывшей ГДР опубликовала доклад, в котором жестко критикуется политика кабинетов (как Гельмута Коля, так и Герхарда Шредера) по ускоренной интеграции восточных территорий в общегерманскую экономику.

По мнению авторов доклада, многомиллиардные дотации, выделявшиеся и выделяемые экс-ГДР, на деле не привели к желаемому результату – нивелированию уровней развития немецких Запада и Востока. По многим направлениям эти дотации оказались потрачены фактически впустую. Так, более 53 млрд евро были выделены на грандиозную программу реконструкции дорог, строительства региональных аэропортов и суперсовременных вокзалов. Однако сегодня, отмечается в докладе, эти вокзалы почти пусты.

Закрытие предприятий и уничтожение целых отраслей (например, судостроительной) экономики ГДР не компенсировались созданием предприятий более современных, эффективных и с более высокооплачиваемыми рабочими местами. В результате уровень безработицы на Востоке (19,2%) гораздо выше, чем на Западе (8,7%). За неимением перспектив и работы тысячи «осси» (жителей восточных земель) оставляют родные места и, как и во времена раздела страны, бегут на Запад. Если эта тенденция сохранится на том же уровне, к 2050 г. территории экс-ГДР потеряют более половины своего нынешнего населения, причем останутся в основном пенсионеры.

Чтобы избежать такой мрачной перспективы, комиссия во главе с бывшим бургомистром Гамбурга Клаусом фон Донаньи предлагает придать восточным землям статус особой экономической зоны с льготным налоговым режимом. Подобно тому, который начиная с 70-х годов позволил бедной Ирландии превратиться во вполне благополучную страну с быстроразвивающимся высокотехнологичным сектором экономики.

Доклад фон Донаньи, вообще известного своими радикальными предложениями в области финансово-кредитной политики, не стал для немцев большим откровением. Несмотря на то что на «экономическое возрождение Востока» только последнее время направлялось ежегодно по 80 млрд евро, объединение Германии не стало окончательным фактом – ни экономическим, ни даже культурным и политическим. Различия между «осси» и «весси» (восточными и западными немцами) по-прежнему очень велики как в уровне зарплат (разрыв по некоторым профессиям достигает 2 и более раз), так и в ментальности. Осенью прошлого года даже канцлер Шредер вынужден был изменить обычной политкорректности, обрушившись на «отвратительную плаксивость» бывших граждан ГДР, которые, мол, ожидали от федерального правительства «подарков в виде цветущих ландшафтов», но не хотели заслужить этих ландшафтов и, соответственно, достигнуть повышения уровня жизни собственным упорным трудом. При этом, заметил канцлер, они не хотят замечать, что, хоть зарплаты их и меньше зарплат западных коллег, цены на товары на территории экс-ГДР ниже, так что, мол, реальный уровень жизни в разных уголках Германии не слишком различен.

«Осси» отвечают обвинениями правительства в том, что, заботясь о скорейшем «избавлении гэдээровцев от ГДР», оно фактически уничтожало целые отрасли экономики, а, создавая новые предприятия, их работников ставило в унизительные по сравнению с их западногерманскими коллегами условия. При этом «уничтожение прошлого» было далеко не всегда оправданно экономически и объяснялось только идеологическими установками. Например, только снос Palast der Republik – бывшего здания парламента ГДР – обойдется казне в 20 млн евро (на его месте предполагается разбить парк), хотя именно в этом дворце принимались не только «тоталитарные» законы, но и историческое решение о воссоединении Германии.

Соответственно, в восточных землях гораздо большей популярностью, чем на западе страны, пользуются «протестные» политические группировки, причем как левые, так и ультраправые. Последнее обстоятельство не может не беспокоить правительство, особенно с учетом наплыва в Германию мигрантов из азиатских стран.

Проблема «Запада и Востока» особенно обострилась в последние три года, когда темпы общегерманского экономического роста ощутимо замедлились (существенно менее 1% в год). Правительство считало, что основной проблемой по-прежнему является экс-ГДР, поглощающая огромные средства и не дающая ни государству, ни частным инвесторам значительной отдачи. Мало того, что «осси» не оценили этих усилий, они еще и делают все, чтобы свести позитивные плоды этих усилий на нет. Так, прошлогодние забастовки на «восточных» предприятиях группы Volkswagen (с требованиями уравнять условия труда до уровня предприятий «западных») вынудили руководство автогиганта принять решение о переносе части этих производств в Чехию и Мексику. Сейчас канадская компания Bombardier Trans. закрыла свой вагоностроительный завод в Аммендорфе во многом по той же причине.

До определенного момента правящая партия Шредера не хотела реформировать свою восточную политику из предвыборных соображений (все-таки часть избирателей экс-ГДР поддерживала социал-демократов, что сказалось на исходе парламентской кампании осени 2002 г.). Однако чем дальше Германия увязала в экономических проблемах (прогнозы на этот год так же неутешительны), тем более возникала необходимость в переменах.

Что касается предложений комиссии фон Донаньи, то они в известной мере не новы. Еще прежний кабинет (Коля) пробовал основать на Востоке своего рода налоговый рай. Однако уже первый этап этой программы (льготы для создаваемых на Востоке мелких и средних предприятий) был сурово прерван постановлением Европейского суда как «нарушающий правила свободной конкуренции». Удастся ли теперь переубедить европейских законников в том, что такие льготы необходимы? В частности, чтобы компенсировать инвесторам убытки от вложений в не самые перспективные отрасли (например, в «восточное» сельское хозяйство и смежные производства, которые заведомо в худшем положении по сравнению с Западом: знаменитое рейнское виноделие, например, в бывшей ГДР невозможно). Согласятся ли сами немцы даже во имя общегерманского дела на создание на востоке большой особой зоны – с непонятными перспективами («создавать такие различия между Востоком и Западом для многих значит вновь начать делить страну» – так пишут местные СМИ)? И получится ли из бывшей ГДР новая Ирландия – «внутренний оффшор ЕС»? Ответы на эти вопросы явно будут получены не скоро.

Одно очевидно: политически объединить Германию, особенно на фоне обещаний «общего процветания для немцев», оказалось гораздо проще, чем объединить ее духовно и экономически.
 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru