Жизнь без нефти уже на подходе

 
+
-
edit
 

AGRESSOR

литератор
★★★★★
Собственно статья. ЭКОНОМИКА: Жизнь без нефти уже на подходе

Ученые предсказывают, что в ближайшие полвека вследствие роста мировой экономики и населения потребность в энергии в мире увеличится в 2-3 раза. Точнее, может увеличиться, если темпы роста ее потребления останутся без изменения. При этом сейчас до 90% энергии вырабатывается от сжигания органических ископаемых – угля, нефти и газа, запасы которых ограничены и не возобновляются. Надолго ли их хватит? Есть разные мнения на этот счет; некоторые эксперты говорят, что общепринятые оценки запасов нефти в мире сильно завышены. Так считает, например, бывший вице-президент TotalFinaElf Колин Кэмпбелл. Он полагает, что производство нефти уже достигло возможного максимума: в 2003 г., впервые в истории, в мире не было открыто ни одного нового крупного месторождения, несмотря на совершенствование методов геологоразведки. Как бы то ни было, все признают, что уже очень скоро "дешевые" нефть и газ закончатся, придется разрабатывать труднодоступные месторождения, и энергия станет сильно дороже. А вместе с ней – и вся наша комфортная жизнь.

Другая сторона проблемы заключается в том, что те 15 млн т горючих ископаемых, которые ежедневно добываются в мире, сжигаются и выбрасываются в атмосферу в виде углекислого газа и других не слишком полезных продуктов сгорания. При этом океаны и фауна Земли в состоянии "переработать" лишь 40% этой вредной массы. И что бы там ни говорили о научной необоснованности Киотского протокола, но объективные данные свидетельствуют о том, что за период индустриального развития общества (последние 200 лет) концентрация углекислого газа в атмосфере возросла на треть. Если так будет продолжаться и далее, то к 2050 г. его станет вдвое больше, чем было в XVIII веке...

Человек вмешался в один из фундаментальных геохимических циклов планеты – углеродный, и ученые признают, что пока трудно даже спрогнозировать, какое воздействие это окажет на окружающую нас среду (возможно, что парниковый эффект – только цветочки). Но что теперь делать? Менять что-то в своем отношении к жизни и комфорту? Слишком сложно. Тогда хотя бы скорректировать энергетическую политику. "У нас есть примерно 50 лет, чтобы заменить прежнюю энергетическую систему на новую, использующую экологически чистые и возобновляемые источники энергии", – говорит доктор физико-математических наук, сотрудник Курчатовского института Сергей Путвинский.

Значит, настало время всерьез подумать об альтернативных источниках энергии и потратиться на их разработку. Есть, конечно, атомная энергетика – довольно освоенная и распространенная. Но она дурно зарекомендовала себя с точки зрения экологической безопасности, да и радиоактивные отходы нужно куда-то девать. Управляемый термоядерный синтез в этом смысле гораздо перспективнее и безобиднее, но он по-прежнему остается делом будущего. Получается, нужно активнее использовать самые доступные и неиссякаемые (пока) энергоносители, которые дает нам мать-природа: солнце, ветер и воду. На языке науки их называют "нетрадиционные возобновляемы источники энергии" (НВИЭ), а по-английски просто "renewables". Их использование является, к тому же, и самым экологически безвредным.

В связи с повышением цен на нефть в мире наблюдается очередное повышение интереса к НВИЭ. Недавно в Бонне правительством Германии была организована международная конференция "Renewables-2004", в которой приняли участие более 2 тыс. представителей 154 стран. Герхард Шредер, выступая на этом форуме, призвал развивать технологии использования возобновляемых источников энергии, подчеркнув, что "односторонняя зависимость мировой экономики от нефти делает ее более уязвимой для терроризма и вредит развитию". Он даже пообещал 500 млн евро на развитие альтернативной энергетики в странах третьего мира. Им сейчас активно помогает в этом деле и Программа ООН по окружающей среде – ЮНЕП.

Но в мировых масштабах дело пока идет не сильно дальше разговоров. Так, 92% всех нынешних инвестиций Всемирного банка в энергетику направляются на разработку традиционных источников энергии и только 8% – на развитие новых технологий. Более того, эксперты Международного энергетического агентства подсчитали, что за период с 1980 (когда произошел последний "нефтяной кризис") по 2001 г. расходы развитых стран на освоение возобновляемых источников энергии сократились на две трети. Чтобы изменить эту ситуацию, по мнению правительства Германии, нужно создать Всемирный совет по возобновляемым источникам энергии, чтобы он обязал мировое сообщество раскошелиться на освоение "renewables". Уже сейчас некоторые (не слишком богатые углеводородами) страны берут на себя обязательства в этой сфере. Например, в Великобритании все коммерческие пользователи энергоресурсов должны будут к 2015 г. как минимум 15% энергии получать из не загрязняющих окружающую среду источников. А Европейский союз поставил перед собой задачу увеличить долю возобновляемых источников энергии в своем энергообеспечении с нынешних 6% до 12%. Кроме того, с будущего года в ЕС должна быть введена в действие система торговли разрешениями на выбросы (по аналогии с Киотским протоколом). Впрочем, страны-члены пока не торопятся создавать у себя необходимые для этого механизмы.

Все прочие абсолютно не спешат с освоением новых энергетических технологий. Например, США делают долговременную ставку на традиционные источники энергии: они планируют значительно увеличить удельный вес угля в производстве электроэнергии. Неудивительно, что Вашингтон отказался от участия в Киотском протоколе...

Так как же заставить мир серьезно отнестись к энергии солнца, ветра и воды? Возможно, это сделает сама нефть. Точнее, ее цена. Авторитетная Ассоциация по изучению пика нефтедобычи (ASPO) пришла к выводу, что нынешний рост цен на "черное золото" нужно не тормозить, а стимулировать. Один из представителей Ассоциации Мэтью Симмонс, американский банкир и советник Белого дома по вопросам энергетики, полагает, что цена на нефть скоро может составить $180 за баррель. И в ASPO не только не пугаются, но даже приветствует такую перспективу: это необходимо, чтобы подвигнуть "общество потребления" к пересмотру своей энергетической политики. Эпоха непрерывного экономического роста, основанного на относительно дешевой нефти, подходит к концу, полагают в ASPO. "Цены на нефть сегодня занижены. Если бы регулировать их правильно, нам хватило бы времени, чтобы перекинуть мост от экономики, построенной на нефти, к экономике возобновляемых источников энергии", – считает Симмонс. Однако "к сожалению, плавного подорожания, скорее всего, не будет. В какой-то момент нас ждет взрывной скачок цен", – говорит другой видный член ASPO, руководитель департамента стратегического планирования Иранской национальной нефтяной компании Али Бахтиари.

Но пока гром не грянет – перспективы у альтернативной энергетики непонятные. О ней много говорят, при этом ее удельный вес в мировом энергопотреблении составляет всего 2%. Согласно прогнозам МЭА, потребление нефти к 2020 г. увеличится на 20%, а доля НВИЭ останется практически на прежнем уровне; в Министерстве энергетики США прогнозируют снижение ее удельного веса до 10%; эксперты Shell, напротив, полагают, что к 2020 г. НВИЭ будут обеспечивать 20% энергетических потребностей общества. Неопределенность прогнозов объясняется тем, что альтернативная энергия до сих пор остается достаточно дорогой относительно традиционных нефти, газа и угля. И при этом никто не хочет всерьез поверить, что углеводороды действительно закончатся, перед этим сильно подорожав.

Впрочем, если нефтяные запасы Земли в настоящее время сознательно завышаются "традиционными" энергетиками, то потенциал НВИЭ (с их же подачи) – занижается. Эксперты ЮНЕП стремятся восстановить справедливость хотя бы в отношении развивающихся стран, чтобы привлечь инвесторов. Например, предварительные оценки возможностей ветряных электростанций на Филиппинах показывают, что уже через 15 лет их мощность может достигнуть 2 тыс. мегаватт – это в 20 раз больше, чем считалось возможным ранее. А в Армении уже сейчас гидроэнергетика обеспечивает 20% вырабатываемой электроэнергии, причем начальник отдела возобновляемой энергетики Минэнерго Армении Александр Кочарян убежден, что, если задействовать весь "гидропотенциал" страны, то этот показатель удвоится. Вообще, ученые смотрят на будущее НВИЭ с оптимизмом. Конечно, у таких энергоносителей, как морской прилив, подземные горячие источники или даже обычные ГЭС, перспективы довольно ограниченны. Но вот потенциал солнечной энергетики оценивается очень высоко: в перспективе она может удовлетворять до 20% энергетических потребностей человечества. Еще 20% ученые отводят биоэнергетике – основанной на сжигании некой биомассы или продуктов жизнедеятельности. Для этих целей предполагается даже вывести специальные "топливные" виды растений.

Что касается России, то здесь, конечно, преобладает "нефтегазовое" мышление. Расчеты показывают, что экономически оправданный потенциал НВИЭ России составляет порядка 270 млн т в угольном эквиваленте, тогда как используется пока всего 2 млн тонн. Минэнерго предлагает довести использование НВИЭ хотя бы до 4 млн т и, в частности, обеспечить альтернативной энергией жителей Крайнего Севера. Но разве это актуально для крупнейшего в мире экспортера нефти и газа?
 


Похоже, допрыгаемся рано или поздно. Или уже допрыгались?

Трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Это тем более глупо, если эта кошка умная, смелая и вежливая.(с) С.К.Шойгу.  
+
-
edit
 

RUS_7777

опытный

О нефти Центральной России, не с точки зрения теории, а с точки зрения практики, автор этих строк впервые узнал весной 1999 года. Я работал у Томаса Колесниченко, который в свою очередь был советником тогдашнего премьер-министра Евгения Примакова. Евгению Максимовичу была представлена записка, содержащая фактические доказательства наличия нефти в Центральной России.

Примаков, учитывая исключительную перспективность и важность вопроса, не обратился к формальным методам проверки, а сказал что-то типа: «Кто там из нашей команды, кому можно доверять, разбирается в этих делах? Пусть оценит материал».

По первому образованию автор является геологом, и поэтому материал попал к нам.

Разумеется, подобный материал не под силу оценить одному человеку, и он был дан на рецензию трем докторам наук. Доктора наук - геохимик, геолог-нефтяник и геофизик дали заключение о том, что представленная информация весьма правдоподобна. А вопрос заслуживает дальнейшего изучения.

Мы подготовили итоговое заключение и передали его премьеру.

А через три дня Евгений Максимович был отправлен в отставкуѕ


Где-где? В «Караганде»!

Представленные материалы не содержали прямых ответов на вопросы, где конкретно локализуются нефтеносные структуры, на какой глубине, как распределены запасы по категориям, каков их объем, каково содержание серы и парафинов и т.п. данные.

Несколько забегая вперед, скажем, что подобная информация получается в процессе трудоемких и дорогостоящих разведочных работ. Вклад затрат на геологоразведку достигает до 40% от себестоимости нефти. И соответственно стоимость этой информации - сотни миллионов долларов.

У меня такой информации не было и нет. А если бы она у меня была, я бы не стал публиковать ее в газетах по простоте душевной.

Тем не менее сам факт наличия больших запасов нефти в Центральной России был весьма убедительно обоснован в записке. Потом нам не раз приходилось и в научной, и в журналистской работе находить неожиданное подтверждение этих выводов из весьма разнообразных источников.

Так, например, работая в системе так называемой «закрытой аналитики» в ИТАР-ТАСС, мы получили сведения о следующей практике в ряде регионов Тамбовской и Рязанской областей. Некие бизнесмены, не боящиеся риска, покупают обанкротившийся завод якобы с целью попытки вновь запустить на нем производство.

Это им не удается, завод остается сугубо убыточным, налогов он платит по минимуму, но новые хозяева его не бросают. Дело оказывается совершенно не связанным с заданным производством. Под «развалинами» производственных помещений ставятся нефтяные вышки (чтобы их не было видно со стороны) и качается нефть. Затем эта нефть перерабатывается по примитивным технологиям, наподобие того, как это делается в Чечне. И «самопальный» бензин по каналам теневой торговли оптом продается на заправки в провинции.

Это довольно распространенная практика. Причем настолько успешная, что ее даже попытались легализовать. Появились сведения, что добычей нефти собираются заняться в Луховицком районе. Это на границе Московской и Рязанской областей.

Некоторые риэлторские фирмы Москвы собирались скупать участки в этих забытых Богом местах. Якобы под дачное строительство. Я лично консультировал одну такую фирму, показав ее руководству, что не с их капиталами пытаться качать нефть с «фазенд». Тем более не имея точной информации о наличии нефтеносных структур в тех или иных конкретных местах, где планировалась скупка участков.

Кстати, остается загадкой, из каких источников инициаторы упомянутой подпольной добычи нефти в Рязанской и Тамбовской областях имеют информацию о ее наличии именно в данных точках. Возможно, в соответствующих кругах циркулирует гораздо больше информации, чем известно московским специалистам.

Между тем, сообщения о гораздо более успешных легальных попытках добывать нефть появились в региональной прессе Ярославской и Владимирской областей в 2002 году.

У серьезного читателя может возникнуть законный вопрос: отчего же при отлично поставленной геологической службе в советские времена этой нефти буквально под боком у Москвы не нашли?

Этот парадокс кажущийся. Случайно обнаружить нефть очень трудно. А целенаправленно ее ищут только там, где она, возможно, есть согласно геологической теории. Впрочем, это относится ко всем полезным ископаемым вообще. Никто ведь не будет тратить деньги на поиски под Москвой вольфрама, например.

Заметим, между тем, что теория происхождения нефти до сих пор весьма дискуссионна. Для иллюстрации упомянем, например, то, что противником господствующей ныне теории происхождения нефти был великий Д.И. Менделеев. А согласно этой господствующей в науке теории, нефти в Центральной России быть не могло. Поэтому ее там и не искали.

Однако буквально перед самым развалом СССР, в конце 1980-х годов появился ряд новых теорий, объединяющих разные, ранее противоречащие друг другу концепции. Последовавший затем тотальный развал и науки и геологической службы (для иллюстрации, затраты на геологоразведку за годы реформ сократились более чем в 10 раз) не позволил довести данные исследования до конца и проверить их на практике.

Мы не будем в газете даже бегло характеризовать эти новые теории. Заметим лишь, что согласно одной из них (теория так называемого «водородного дыхания» Земли) нефть наверняка есть в Центральной России. Ибо Русская равнина разбита серией глубинных разломов, по которым, помимо всего прочего, в течение всего геологического времени весьма интенсивно выделялся водород. Проходя через толщу осадочных пород, в которой наверняка были слои, более насыщенные органикой, этот «водородный поток» приводил к образованию нефтяных углеводородов.

Прошу прощения у коллег за столь, мягко выражаясь, упрощенное изложение солидной теории.


Кому достанется богатство?

Итак, нефть в Центральной России согласно новым теориям должна быть. Особенности нефтеносности центра нашей страны таковы. Первое: месторождения приурочены к глубинным разломам. Москва, кстати, стоит на пересечении самых мощных разломов Русской равнины. Второе: месторождения должны находиться на относительно большой глубине. Третье: нефть должна быть самого лучшего качества. Так называемая «легкая» или «светлая».

Именно такую нефть, примерно в такой геологической обстановке нашли в Даниловском районе Ярославской области, о чем писала ярославская региональная пресса.

Обобщая все это, можно утверждать, что в Центральной России есть большие запасы нефти хорошего качества. Правда, на значительных глубинах (более километра). Минимальная оценка этих запасов - от 300 до 500 миллионов тонн. Максимальная - до 3,5 миллиардов тонн.

Нефть возможна в Вологодской, Ярославской, Владимирской, Московской, Рязанской, Тульской и Тамбовской областях.

Сведения о нефти Центральной России фигурируют, начиная с конца 1980-х годов.

Возникает закономерный вопрос, почему же на такие перспективы не обратили внимания наши нефтяники? Но и это недоумение быстро рассеивается. Львиная доля наших нефтяных компаний добывает то, что было разведано еще в советские времена. Вкладывать деньги в разведку, а тем более поиски наши олигархи не собираются.

Напомним, эти вложения могут составить до 40% в себестоимости нефти.

Однако не стоит винить во всем только алчность наших доблестных расхитителей недр. По российским законам, компания, проведшая поиски и разведку и нашедшая нефть, фактически не имеет никаких льгот в процессе получения лицензии на ее дальнейшую добычу.

Зная коррумпированность российских «природников», которая не уступает коррумпированности МВД, можно уверенно сказать, что нашедший нефть скорее всего к ее добыче допущен не будет. Какой дурак, извините, будет в такой ситуации вкладывать десятки миллионов долларов в поиски и разведку даже у себя под ногами?

Можно с уверенностью сказать, что нефть Центральной России не сможет не вызвать регионального сепаратизма чисто русских областей. При определенных обстоятельствах именно этот «русский сепаратизм» развалит Россию намного более эффективно, чем все национальные движения подобного рода вместе взятые.

Возможно, осознавая это, не готовая ни к какой борьбе и ни к каким, даже позитивным переменам, российская элита (вернее, большая ее часть) попросту боится этого богатства. И именно поэтому столь упорно лоббируются слухи, что нефть Центральной России - миф.

Петр ХОМЯКОВ, доктор технических наук, профессор

| Stringer - информационное агентство

Загрузка...
Новости РЎРњР

// www.stringer.ru
 


 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru