Пресс-наезды на Буша в предвыборный период

Теги:политика
 
RU кщееш #18.06.2004 03:12
+
-
edit
 
Ну чтож, пошла вода в хату. Дня не проходит, чтобы не появилось какой статейки о том, как все плохо в администрации Буша, какие они все там жулики, враги рода человеческого, тупицы, воры и все такое.

Тактика Буша на сегодняшний момент- отбрехивание. Нет, мы говорили не вот так, а так, мы имели ввиду не это а то, а это вы сами поняли себе, у нас были другие сведения, мы были введены в заблуждение, иногда гавкают что-то типа - а это вообще не мы, это демократы до нас и все такое.
Стратегия - ждать сильного ньюса. Поимка Бени в настоящий переломный момент- это тебе и вундерваффе и индульгенция в одном флаконе и гарантия от пожизненного ыцыка с гвоздями. Ну или чего в таком же роде...
Это - то, что вверху.
Что внизу?
Низы, как водятся дадут фору по аморалке и бепределу любым верхам. А когда их на этом поймают, начинают скулить про то, что мол - мы не сами, мы лишь винтики и инструментики в машине.. и вообще чем-то напоминает конец 80-х годов в СССР, когда количество бичиющих стремительно приближалось к количеству бичуемых. Ситуация в сэсэсере безнадежно запуталась в определенный момент. когда они стали превращаться друг в друга мелькая так, что глаз - уставал следить.

В США такая цепная реакция врядли возникнет. Некого там удивлять тем, что агенты ФБР - скоты покруче итальянской мафии, а сенаторы - сплошь взяточники и извращенцы.
Это они все в фильмах видели и даже, по-моему некоторая часть молодежи, считает что так и должно быть в обществе.
Но, тем не менее.

Из маленьких но значимых тенденций - уже несколько раз ( а именно два :-) ) замечал, что как и в нижеследующей статье как бы на фоне того что все козлы высказывается сожаление, что ах и ох, советник президента по нац.без не достаточна крута нонче. Ей бы порешительней! Ей бы покруче гайки-то заверететь. А она, ох и ах. Добрая слишком, что ли. Или такая порядочная.
Вроде как и отругают ее в такой статье, но не за то, что она такая же порядочна свинья как и все эти, что нас подстААААвили, а как-то по-доброму.

Поскольку баба она умная, то, как умный, интеллигентный человек в тяжелые времена, вполне возможно уже готовит себе потихоньку соломки.

Пауэл, видно мараться в этом сам не будет. Стойко бормоча меа кульпа и хмуря брови он всегда готов понести самое суровое, по закону военного времени и т д и т п.
Одержимые - типа Вулфовица, Рамсфельда, Чейни - это отдельная песня. Они до сушеных досок будут желтеть лицом от злости что никто не понял и не оценил их великое служение Родине и ее благу как они его понимают.

В любом случае кусня интересная. Предлагаю запастись кому попкорном, а кому семечками, усеться поудобней и понаблюдать.

Либретто:
В смертельный бой за правое дело коньюнктуры идет, неудержимая в праведной ярости, идет, очищающей волной цунами, идет, крича и похрустывая коленками... армия журналистов.
В синем углу - кучка, некогда могучая. Бросят или не бросят они своего вожака? Приятного просмотра...

Команда Буша не двулична, а некомпетентна ("The Financial Times", Великобритания)
Макс Бут / Max Boot, 17 июня 2004
Сюжет: Крупный блеф ястребов Буша

Иногда даже незначительный эпизод может рассказать о многом. В апреле Госдепартамент США опубликовал ежегодный доклад 'Тенденции глобального терроризма', основанный на информации ЦРУ, ФБР и других служб. Там утверждалось, что количество терактов в 2003 году было самым низким с 1969 года.

Высокопоставленные сотрудники администрации назвали это свидетельством того, что Америка выигрывает войну с терроризмом. Однако социологи Алан Крюгер (Alan Krueger) и Дэвид Лейтин (David Laitin) нашли в докладе множество ошибок. В комментарии, написанном для газеты 'Washington Post', они указывают, что в нем не учитываются некоторые крупные теракты, например, ноябрьские взрывы в Турции, унесшие жизни 61 человека. Даже по собственным подсчетам Госдепартамента число 'значимых' терактов с 2002 по 2003 г. увеличилось.

На прошлой неделе департамент робко признал, что ошибки в докладе есть. В исправленной версии количество терактов в прошлом году возросло. Виноваты!
Этот смехотворный инцидент даст дополнительную пищу для обсуждения левым, считающим, что администрация регулярно и безнаказанно лжет. Я не думаю, что это действительно так. Подобный доклад не обманет и более-менее смышленого десятилетнего ребенка. Если бы Госдепартамент действительно хотел ввести нас в заблуждение, он не стал бы прикладывать к докладу список 'значимых' терактов, чтобы дать всем желающим возможность подсчитать их и найти ошибку.

Так что это свидетельство не двуличности, а некомпетентности. Очередное.

Когда в Госдепартамент пришла команда Буша, все полагали, что они будут осторожны, но компетентны. Вроде администрации Буша-старшего. Вместо этого, нынешняя администрация прекрасно показала себя при формулировке смелой политики, например, упреждения терроризма и распространения демократии, но выглядела ужасно, пытаясь проводить ее в жизнь. Только взгляните на неразбериху, в которую администрация превратила дипломатию перед вторжением в Ирак. Она даже не смогла заручиться поддержкой Турции.

Ничто так не доказывает ее 'безрукость', как речь вице-президента Ричарда Чейни в августе 2002 года, в которой он объявил об отсутствии необходимости возвращать инспекторов ООН в Ирак. А всего неделю спустя Джордж Буш попросил вернуть инспекторов, но его искренность подвергли сомнению. Ситуация не улучшилась и во время оккупации Ирака. Проконсул США Пол Бремер (Paul Bremer) ухитрился настроить против себя практически всех иракских политиков. Кто в Вашингтоне контролирует его жесткие решения было практически никогда не понятно. Ощущение неразберихи создавали и постоянные метания в таких вопросах, как роль ООН или Ахмеда Чалаби, отражавшие глубокий раскол в администрации.

Тем временем ей не удалось разработать последовательный подход к решению надвигающихся ядерных кризисов в Иране и Северной Корее. Приверженцы жесткого курса выступали за политику смены режима. Их противники предлагали заключить с Пхеньяном и Тегераном сделку. Вместо того, чтобы придерживаться одного из этих вариантов, президент колебался, а ядерное производство росло.

Так в чем же проблема? Все, с кем я беседовал, независимо от того, являются они членами правительства или нет, поддерживают республиканцев или демократов, указывали на плохое взаимодействие между ведомствами. Совет национальной безопасности (СНБ) должен координировать деятельность различных министерств и вырабатывать единую политику. Но свою функцию он не выполняет. Госдепартамент и министерство обороны постоянно спорят, и ни глава СНБ Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), ни ее заместитель Стивен Хэдли (Stephen Hadley) не желают или не могут принять решительные меры, чтобы их примирить.

Бесплодный поиск внутреннего консенсуса обычно заканчивается откладыванием сложных решений. Когда случаются неудачи, будь то неспособность предоставить точный отчет о наличии в Ираке оружия массового уничтожения или (более банально, но вряд ли более простительно) неспособность посчитать количество терактов в 2003 году, виноватых нет. Единственный высокопоставленный чиновник, покинувший свой пост - это Джордж Тенет (George Tenet). Но его поступок, похоже, был вызван давлением извне, а не со стороны президента.

Справедливости ради нужно отметить, что Райс и Хэдли приходится трудно, ведь они имеют дело с такими личностями, как министр обороны Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) и госсекретарь Колин Пауэлл (Colin Powell), не говоря уж об их упрямых заместителях, Поле Вулфовице (Paul Wolfowitz) и Риче Армитидже (Rich Armitage). В конце концов, призвать подчиненых к ответственности и заставить их работать вместе - это задача Буша. Но поскольку зачастую ему это не удается, появляются новые промахи.

Буш может слегка утешиться тем, что его герой Рональд Рейган (Ronald Reagan) был президентом при таком же бюрократическом хаосе, но это не помешало ему достичь главных целей - восстановления экономики и победы над коммунизмом. Однако Буш зайдет слишком далеко в своей игре 'Рейган возвращается', если решит перенять не только достоинства, но и недостатки 40-го президента США.

Автор статьи - старший научный сотрудник Совета иностранных отношений, ведет колонку в газете 'Los Angeles Times'. Его статья печатается здесь по отдельному соглашению с газетой. ИНОСМИ.ру
 
Это сообщение редактировалось 24.06.2004 в 14:51
RU кщееш #18.06.2004 11:28
+
-
edit
 
Пересмотреть стратегию США ("In The National Interest", США)
Дмитрий К. Саймс / Dimitri K. Simes, 18 июня 2004

Чтобы успешно выйти из затруднительного положения, в котором оказалась Америка в Ираке, важно понять, что мы начали свой марш на Багдад задолго до 11 сентября, даже до того, как администрация Буша пришла к власти. После окончания холодной войны быстро начали набирать силу новые, победоносные настроения, которые разделяли влиятельные группы - как у республиканцев, так и у демократов.

Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright) начала кичиться тем, что США являются главным в мире государством, без которого никак не обойтись. Ряд высокопоставленных чиновников в администрации президента Клинтона, а позже и сам Клинтон, не учитывая реального положения вещей, втянули США в балканскую конфронтацию в попытке передела бывшей Югославии. Именно они, без санкции ООН и в нарушение норм международного права начали там военные действия. Пример тому - Косово.

Сейчас некоторые из этих чиновников являются важными советниками возможного кандидата на президентский пост от демократической партии сенатора Джона Керри. С их стороны немного нечестно критиковать администрацию Буша за военную кампанию против Ирака, которая по многим параметрам схожа с действиями американцев на Балканах. С той лишь разницей, что Слободан Милошевич (Slobodan Milosevic), в отличие от Саддама Хусейна (Saddam Hussein) не был врагом Соединенных Штатов, его не подозревали в создании оружия массового уничтожения и укрытии международных террористов, и он был меньшим тираном, нежели Саддам Хусейн, о чем свидетельствует его демократичное отстранение от власти. И, конечно же, войны на Балканах произошли до 11 сентября. А это означает, что их развязывание в целях предотвращения потенциальных угроз имело гораздо меньше объективных причин и происходило под меньшим давлением.
Именно в эпоху Клинтона главной движущей силой американской внешней политики стал экспорт демократии и национального строительства. Именно во время правления администрации Клинтона, в 1998 году, официальной целью внешней политики США стала смена режима в Ираке, и этот лозунг с энтузиазмом поддержало большинство членов Конгресса от обеих партий.

Смена режима, безусловно, выходит далеко за рамки стратегии сдерживания. Она не основывается на сохранении статуса-кво. У Саддама оставалось слишком мало стимулов, чтобы соответствовать американским приоритетам. При Клинтоне Америка была не готова эффективно запугивать Ирак, она также не могла предложить реалистичный вариант достижения компромисса. Могли ли США после событий 11 сентября безнаказанно продолжать свои агрессивные действия по фактической аннексии курдского севера Ирака, введению зон, закрытых для полетов иракской авиации, и проводить регулярные авианалеты на иракские военные объекты? Могли ли они строить заговоры с целью свержения самого Саддама Хусейна и в то же время верить, что иракский диктатор будет пассивно наблюдать за происходящим, не предпринимая никаких попыток нанести ответный удар по Америке, в том числе с использованием своих связей с террористами? Честно и здраво мыслящий человек обязан признать, что политика, нацеленная на смену режима в Ираке после 11 сентября, не могла не привести к военному нападению на эту страну с целью устранения режима Саддама Хусейна.

Но если администрация Буша может найти оправдания в связи с военной кампанией против Ирака, она не в состоянии предложить адекватного объяснения другим своим амбициям, прежде всего, планам по использованию Ирака в качестве плацдарма для реализации инициативы 'Большой Ближний Восток'. Не поддается логическому объяснению агрессия против арабского государства при отсутствии прогресса в арабо-израильском противостоянии. Как в этих условиях арабы могут воспринимать данную агрессию в качестве дружественного шага? Администрация поддалась искушению и использовала победу в Ираке, чтобы облегчить свою трудную, но, по мнению арабов, ключевую роль в решении палестинской проблемы. Некоторые в администрации Буша в своем полете фантазии зашли так далеко, что попались на крючок откровенного шарлатана Ахмеда Чалаби (Ahmed Challabi), пообещавшего не только нормализовать отношения с Израилем, но и даже протянуть трубопровод до Израиля. Нефтяные мечты не могут быть основой серьезной политики.

Что интересно, многие влиятельные сторонники плана трансформации Ближнего Востока исходили из противоречивых убеждений. С одной стороны, они утверждали, что арабский мир готов воспринять демократию. С другой стороны, они предполагали, что демократию, или что-то еще, чего пожелают США, необходимо навязывать арабам силой, поскольку язык силы они понимают лучше всего. Теория о том, что иностранная держава-гегемон может железной рукой и мечом насадить демократию и принести на Ближний Восток свободу, стала довольно популярной как среди влиятельных неоконсерваторов, так и среди либералов-интервентов.

При наличии таких фантазий совсем не удивительно, что США серьезно просчитались с тем, чего ожидать от Ирака и как там действовать. Сейчас нам необходима серьезная и реалистичная оценка американских целей в Ираке. Две из них уже достигнуты. Во-первых, сейчас мы можем быть уверены в том, что в этой стране нет оружия массового уничтожения - по крайней мере, в больших количествах. Во-вторых, режим Саддама больше не существует. Должны ли США заниматься строительством государства вопреки желаниям подавляющего большинства иракского народа? Достаточно ли разумная это цель для американской внешней политики? Демократична ли эта цель в условиях, когда, по меньшей мере, 82 процента населения Ирака выступает против коалиционных сил, в том числе, американских?

Видимо, с моральной и практической точки зрения следует сосредоточиться на целях, которые выполнимы и важны для национальных интересов США. Нам нужен стабильный и управляемый Ирак, Ирак без тирании и, что самое главное, настроенный не враждебно к Америке. Ирак, который не станет убежищем для международных террористов всех мастей. Если эти цели будут достигнуты, США должны сдержать себя и не влезать во внутренние дела этой страны. Америке не должно быть дела до того, какое правительство придет к власти в Ираке, как сунниты, шииты и курды будут разбираться между собой, какую роль в политической жизни страны будет играть ислам. США не должно быть дела даже до того, должны ли женщины иметь равные политические права с мужчинами. США не должны инвестировать в решение этих вопросов кровь своих солдат, денежные средства и собственный международный престиж.

Только когда иракцы поймут и убедятся в том, что у США нет далеко идущих планов в отношении их страны, поскольку Америка преследует строго ограниченные цели, станет легче взаимодействовать с теми, кто к тому времени будет у власти в Багдаде. Если иракцы увидят, что США - это не долговременный оккупант, а строгий инспектор, находящийся в их стране лишь с визитом, влияние Америки в этой стране вырастет. В этих условиях мы сможем продемонстрировать иракским властям и народу, что невыполнение требований США может привести к быстрому выводу американских войск из Ирака и прекращению американской помощи. На сегодняшний день большинство иракцев не готово остаться наедине со своими внутренними проблемами, однако они хотят быть хозяевами собственной судьбы.

К счастью, США имеют значительную поддержку в ООН в вопросе усиления роли этой международной организации в Ираке, что приведет к существенному ограничению американских полномочий. Вашингтон должен приветствовать такое усиление, поскольку Ирак - это не награда, а тяжелая ноша. Если жизненно важные интересы США при этом соблюдаются, мы должны приветствовать то, что наши полномочия в Ираке передаются другим. Тем более, что иракцы и большинство арабов выступают за такой сценарий развития событий.

В перспективе мы не должны оставлять в Ираке большие оккупационные силы. Там должно быть дислоцировано ограниченное количество высокомобильных подразделений, способных вести эффективную борьбу с любыми террористическими группировками на иракской территории. Полицейские функции в Ираке, однако, должны быть как можно быстрее переданы другим - в первую очередь, исламских странам, имеющим полиэтническое население, которое исповедует разные религии. Эти государства имеют достаточный опыт действий в ситуациях, подобных иракской. И последнее, мы должны извлечь уроки из ошибок, допущенных в Ираке.

Во-первых, мы должны научиться сдерживать свои мессианские порывы. Показательно, что даже после Ирака некоторые вдумчивые люди, способные к долгим размышлениям, среди них и неоконсерваторы и либеральные интервенционисты, нашли новую опасность. По их мнению, следует ожидать контратак - но не террористов, а американских реалистов - как с левого, так и с правого фланга.

Эту мысль озвучил в номере 'New York Times' от 8 мая обозреватель-неоконсерватор Дэвид Брукс (David Brooks): 'В обстановке неуверенности в собственных силах обязательно должны появиться 'реалисты' - как справа, так и слева. Они будут настаивать на ограничении нашей власти. Они начнут говорить, что мы должны понизить планку, примириться с автократической стабильностью, поскольку демократическая революция - дело утопичное и хлопотливое. Это рецепт катастрофы'.

Днем позже сенатор от демократов Джозеф Байден (Joseph Biden), вторя словам Брукса, заявил, выступая в программе 'Лицом к нации' (Face the Nation), что 'реалисты намерены укрепить свои позиции'. Тем самым он обреченно признал, что мы не можем влиять на события в мире для его собственного блага и для блага своей страны. И в этом - огромный ущерб, который нам могут нанести в собственной стране.

Все это дешевые уловки. Конечно, реалисты, начиная с Рузвельта и кончая Никсоном, ярко показали свою готовность влиять на события в мире и прибегать к применению силы. Вопрос состоит в следующем: во имя чего и какой ценой?

Во-вторых, сохраняя верность американскому наследию, мы должны содействовать установлению свободы во всем мире. Но мы обязаны прекратить экспорт демократии, поскольку это противопоставляет США большей части остального мира, является нарушением суверенитета других стран и усложняет нашу борьбу с терроризмом и с распространением оружия массового поражения. В этом контексте мы должны отвергнуть ошибочные и опасные предложения заменить наше одностороннее присутствие в Ираке на некое подобие 'альянса демократий', которое якобы придаст легитимность нашему вмешательству во внутренние дела других стран и целых регионов даже при отсутствии в них жизненно важных для США интересов. Такой альянс - даже если случится невероятное, и он будет создан - столкнет США и их союзников лицом к лицу не только со странами, в отношениях с которыми у нас есть проблемы (Северная Корея или Иран), но и с такими государствами как Китай, Россия, Пакистан, с большей частью арабского мира, включая страны Персидского Залива. А эти страны необходимы США в качестве союзников в борьбе против терроризма, распространения оружия массового поражения и наркотиков. Некоторые могут играть ключевую роль в американской стратегии энергетической диверсификации.

'Альянс демократий' - это кодовое слово, означающее новый крестовый поход за демократию. Но проблема с крестовыми походами состояла не в том, что они были плохо организованы, а в том, что они вызвали мощное противодействие странам-крестоносцам и заставили их поступиться многими своими приоритетами и принципами. После 11 сентября такой крестовый поход - этой непозволительная роскошь для США. И если бы народу Америки сказали всю правду о сути такого крестового похода, он его ни за что не поддержал бы.

Дмитрий Саймс является издателем 'National Interest' и президентом Никсоновского центра.

Комментарий - и еще он является советником республиканской партии, если мне не изменяет склероз.
 
RU кщееш #18.06.2004 19:35
+
-
edit
 
Обновлено: пятница, 18 июня 2004 г., 15:19 GMT 19:19 MCK ИНОСМИ.ру

Москва "знала о подготовке терактов Саддамом"

Президент США Буш имел возможность и сделал это: лично поблагодарил руководителя одной из российских спецслужб за эту информацию, которую он счел очень важной

Владимир Путин
Президент России Владимир Путин заявил, что Москва передавала США информацию о планах иракского режима организовать теракты в США.
Президент России Путин сообщил о том, что после событий 11 сентября российские спецслужбы неоднократно получали информацию о подготовке саддамовским режимом терактов на территории США и за их пределами.

Путин сделал это заявление в Астане, где проходила встреча лидеров стран-участниц Организации договора о коллективной безопасности.

По словам Владимира Путина, эта информация передавалась американцам.

Однако российский президент добавил, что "одно дело - информация о том, что режим Хусейна готовит теракты, но у нас не было информации, что они причастны к каким бы то ни было терактам".

Путин еще раз высказался против военной операции в Ираке. "Мы считаем, что есть определенные международным правом процедуры применения силы в международных делах, и эти процедуры в данном случае не соблюдались", - отметил российский лидер.

Путин сказал также, что президент США Буш "лично поблагодарил руководителя одной из российских спецслужб за эту информацию, которую он счел очень важной".

Чего добивается Москва

Как отмечает обозреватель Би-би-си Стивен Диэл, ни для кого не секрет, что после 11 сентября 2001 года российские спецслужбы делились информацией с американцами. Однако, подчеркивает наш обозреватель, публичное заявление о том, что Москва располагала разведданными о готовящихся Саддамом терактов против США, прозвучало из уст Путина впервые.

Всего два дня назад специальная комиссия американского конгресса объявила, что не нашла доказательств связи режима Саддама Хусейна и "Аль-Каиды", однако Джордж Буш отметил, что определенные отношения между ними все же существовали.
Владимир Путин, как полагает обозреватель Би-би-си, не станет помогать своему американскому коллеге выйти из этой сложной ситуации, если не поймет, что из происходящего можно извлечь определенную пользу и для России.

А польза эта может заключаться в нескольких вещах.

Во-первых, пытаясь вернуть России достойное место на мировой политической арене, Путин намекает на то, что Вашингтон хотя бы в какой-то степени зависит от Москвы.

А во-вторых, выразив симпатию американскому народу, российский президент вновь объявил, что с терроризмом нужно бороться сообща, и немедленно включил в эту борьбу войну Москвы с чеченским сепаратизмом.


КОММЕНТАРИЙ:
Боюсь, помощь эта не сильно поможет. Сначала, возможно покричат, показывая в нашу сторону, что вот мол тоже, но потом выяснится, что теракты планировалась на территории США в случае войны, а значит должны быть переименованы в диверсии, планировать которые ни одному Генштабу вроде пока не запрещено.
Для чего ВВП это сказал?
А обещал, видать Кондолизе, в прошлый приезд. Вот и сказал. Обещания-то сдерживать надо.
Из чего следует, что договоренность такая была заранее?
Из скорости, с которой ВВП выступил с подобным заявлением.
Он вообще-то не слишком приучал нас к мгновенным реакциям во внешнеполитических делах прежде. Скорее наоборот. А тут - просто какой-то Вжик, а не Президент.
Из этого, я делаю вывод о предварительной договоренности.
Человек, который мог с ВВП обсудить это - должен быть не рядовым чиновником, и обычный посол - которому при любой администрации США еще работать и работать- врядли бы подошел.
Посему- Райс.
В свой недавний приезд.
ИМХО.
 
Это сообщение редактировалось 18.06.2004 в 19:41

Rada

опытный
★★★
ВВП очень выгодно законсервировать на время положение США как вне так и внутри страны. А у США нет альтернатив - надо просить противника о помощи.
С себя можно начать когда все остальное будет в порядке.  

Baby

опытный
★★★
Rada, 18.06.2004 20:44:14 :
ВВП очень выгодно законсервировать на время положение США как вне так и внутри страны. А у США нет альтернатив - надо просить противника о помощи.
 


Устал уже - не догоняю... Это Россия - "противник"? Не любят... :(

Дас..., а для меня Куст - прям как родной человек, - ввел сухопутные войска в Ирак, и сразу нашлось занятие тем уродам, которые в Чечню сползались со всего света, - спасибо ему, своими речами активизировал рынки оружия, - (отдельное спасибо от ВПК), подпортил отношения с Францией и Германией, - все вдруг вспомнили, что есть Россия. :lol:
Он мне даже чисто по человечески симпатичен - если Билли расфигачил Югославию во многом чтобы все отвлеклисть от его сексуальных забав с практикантками, то у Куста мотив даже благородный - "ОМП то ли есть, то ли нет - не важно - НО еще Саддам папу моего обидеть хотел!!!"
За цену такую цену на нефть , которую он сделал - ему надо бюст у Кремлевской стены ставить, причем не бронзовый, а как минимум - серебряный. :D
Ему бы еще с Китаем заморочиться - цены бы парню не было. Пять подряд таких президентов в США- и Россия - сверждержава! :P
 

Rada

опытный
★★★
Устал уже - не догоняю... Это Россия - "противник"? Не любят...
 
Ну может не противник, но сажем так - соперник. Или у вас есть сомнения? А в остальном вы прочитали мои мысли.
С себя можно начать когда все остальное будет в порядке.  

Baby

опытный
★★★
Rada, 18.06.2004 22:36:55 :
Ну может не противник, но сажем так - соперник. Или у вас есть сомнения? А в остальном вы прочитали мои мысли.
 


Давай остановимся на "соперник" - "противника" -уничтожают, а с соперником соревкуются.

итак:

НАРОД ! ВСЕ НА ВЫБОРЫ БУША!!!
 

Rada

опытный
★★★
НАРОД ! ВСЕ НА ВЫБОРЫ БУША!!!
 
Ну я же и говорю - соперники! Можно сказать нечистоплотные, со склонностью к диверсиям к конкурируещей стороне. :D
С себя можно начать когда все остальное будет в порядке.  

Baby

опытный
★★★
Rada, 18.06.2004 22:56:51 :
Ну я же и говорю - соперники! Можно сказать нечистоплотные, со склонностью к диверсиям к конкурируещей стороне. :D
 


А где вы видели "чистоплотных"? - фантазер вы, батенька.... ;)
А склонность к диверсиям балансируеися возможностью "умереть в один день" - поэтому выработались определенные правили, чего к стати не поизошло с прибалтами о вост. европой.
Не знаю, чем и о чем они думают, возможно не совсем понимают, что слухи о смерти РФ пока еще преувеличены, и если не дай бог дойдет до серьезных геополитических разборок, пусть даже не военных - они будут разменными фишками.
 

Rada

опытный
★★★
Baby, 18.06.2004 23:03:27 :
Rada, 18.06.2004 22:56:51 :
Ну я же и говорю - соперники! Можно сказать нечистоплотные, со склонностью к диверсиям к конкурируещей стороне. :D
 


А где вы видели "чистоплотных"? - фантазер вы, батенька.... ;)
А склонность к диверсиям балансируеися возможностью "умереть в один день" - поэтому выработались определенные правили, чего к стати не поизошло с прибалтами о вост. европой.
Не знаю, чем и о чем они думают, возможно не совсем понимают, что слухи о смерти РФ пока еще преувеличены, и если не дай бог дойдет до серьезных геополитических разборок, пусть даже не военных - они будут разменными фишками.
 


Да я пошутил. А так - всё путём.

Кстати, вы признаёте, что ВВП - человек умный? Я в смысле внешней политики.
С себя можно начать когда все остальное будет в порядке.  

Baby

опытный
★★★
Rada, 18.06.2004 23:13:59 :
Кстати, вы признаёте, что ВВП - человек умный? Я в смысле внешней политики.
 


Да
 

Rada

опытный
★★★
Слушайте, а может Путин того - в смысле на самом деле гнал дезу за океан, чтобы они увязли в Ираке?
С себя можно начать когда все остальное будет в порядке.  
+
-
edit
 

Mishka

модератор
★★★★

О, я как раз и спросил аналогичное в соседнем топике про демократию. :)
 
RU кщееш #21.06.2004 02:58
+
-
edit
 
инопресса.ру
21 июня 2004


"Буш – лучший агент "Аль-Каиды"
Жан-Габриэль Фриде

Le Nouvel Observateur взял интервью у Ричарда Кларка, работавшего советником Белого дома по вопросам борьбы с терроризмом при администрациях Билла Клинтона и Джорджа Буша.
- Возможно ли в США повторение событий 11 сентября?

- Безопасность на авиалиниях и в аэропортах значительно усилилась и сегодня трудно угнать самолет. Но если какой-то террорист с поясом смертника надумает взорвать себя, возможны теракты в поездах, в метро, на химическом заводе или в торговом центре. Это оказало бы разрушительное воздействие на экономику, не говоря уже о психологическом эффекте. Террористы редко используют одни и те же способы и меняют объекты нападения, когда те оказываются под слишком сильной защитой. Европа еще более уязвима.

- Усилилась ли "Аль-Каида"?

- Президент Мубарак сказал: если Америка нападет на Ирак, вместо одной "Аль-Каиды" будут сотни... После 11 сентября мы насчитали в два раза больше терактов, совершенных от ее имени, чем их было прежде. Несмотря на удары, нанесенные ей, несмотря на смерть или эмиграцию в Иран некоторых из руководителей "Аль-Каиды", эта сверхцентрализованная организация с пирамидальной иерархией атомизировалась. Каждый из ее элементов действует автономно в Саудовской Аравии, в Европе, в Индонезии, на Ближнем Востоке. Есть ли у нее "спящие ячейки" в Америке? Том Ридж, шеф Министерства внутренней безопасности, утверждает, что нет. Уверен ли он в этом? Мы знаем, что "Аль-Каида" пыталась закупить химическое оружие в странах бывшего Советского Союза, а также пыталась, правда безуспешно, приобрести радиоактивное оружие на Украине. Именно эта разбросанность представляет наибольшую опасность. Но "Аль-Каида" по-прежнему вербует активистов и в финансовом отношении процветает.

- ЦРУ и ФБР плохо работают?

- Мы вели "запаздывающую" войну. Бывший патрон ЦРУ Джордж Тенет утверждал, что агентству для реорганизации и адаптации к реальности ближневосточного терроризма потребуется еще пять лет. Концепция асимметричной войны, при которой угроза исходит не от национальных государств, а от террористических организаций, возникла в 1992-1993 годы. А опасность, исходившую от "Аль-Каиды", мы осознали только в 1995 году, хотя она была реальной уже в начале 1990-х.

- Часто говорят о недостаточной координации между ФБР и ЦРУ...

- На самом верху руководство обеих служб расположено к самому тесному сотрудничеству. Но на нижних этажах культивируется секретность, идея о том, что информация, которой ты обладаешь, – это источник власти, и, делясь ею с кем-то, ты становишься слабее. В результате ЦРУ долго не сообщало ФБР о присутствии террористов на американской земле. Получив предупреждение, ФБР, задача которого – не предупреждать совершение преступлений, а действовать уже после их совершения, долго отказывалось признавать это присутствие. Потому что тогда ему пришлось бы устанавливать местонахождение террористов, да еще искать основания для их ареста. Неуклюжая информационная служба, плохие руководители... ФБР не предупредило ни Белый дом, ни авиакомпании, ни аэропорты.

ЦРУ ожидало террористические акции, но не сумело предотвратить атаки 11 сентября. Потом оно сознательно раздуло угрозу иракского оружия массового поражения, исказило информацию и дало президенту аргументацию для его лживых заявлений.

- Как вы объясните разницу в подходах Клинтона и Буша к терроризму?

- Клинтон осознал серьезность угрозы после терактов против наших посольств в Танзании и Кении, совершенных в 1998 году. Тогда он приказал ЦРУ сделать все для устранения бен Ладена и иже с ним. С этим требованием он обращался к ЦРУ пять раз, но оно было не в состоянии сделать это: военный потенциал агентства пребывал в атрофии, а бюрократия не хотела быть втянутой в убийство. После 11 сентября Буш попытался это сделать: беспилотный самолет должен был нанести воздушный удар по штабу бен Ладена. Но ЦРУ и здесь потерпело провал.

- После этого Буш сосредоточился на Ираке, что, по вашему мнению, было "стратегической ошибкой". Почему?

- Он действовал, прежде всего, исходя из личных убеждений. Он думал, что Америка может изменить геополитику Ближнего Востока, принести туда демократию. Для достижения этой цели Америке было нужно, пусть даже действуя в одиночку, избавиться от Саддама Хусейна, чтобы посадить в Ираке проамериканское правительство как гарантию поставок нефти, которые не зависели бы от эволюции Саудовской Аравии. Этот "мессианский" подход сочетался с абсолютным незнанием специфики региона. Не забывайте и о личной ненависти Буша, на отца которого в 1993 году в Катаре было совершено покушение. А также о его стремлении опровергнуть своего предшественника, в политическом завещании которого были четко названы три приоритетных проблемы: "Аль-Каида", Израиль и распространение ядерного оружия.

- Кто сумел убедить Джорджа Буша?

- Пол Вулфовиц, человек "номер два" в Пентагоне, один из неоконсервативных идеологов, оказал на него очень большое влияние. Гораздо большее, чем Дональд Рамсфельд, классический республиканец, который больше всего любит, когда ему бросают вызов. Вице-президент Чейни сыграл решающую роль, убедив его в том, что за терактами против башен-близнецов стоял Саддам. В отличие от Клинтона, который спрашивал, читал доклады и думал, Буш принимает решения исключительно на основе рекомендаций своих ближайших советников. Это человек, который ничего не читает и хочет только решать. Эта система ставит его под влияние "Вулканов" (Вулфовица, Рамсфельда, Ричарда Перла, Кондолизы Райс), которым его отец доверил его воспитание, но которые в силу своего возраста считают, что приоритеты – это звездные войны, ПРО, Россия, Китай и... Ирак. Но не война с терроризмом.

- Будучи избранным, Керри действовал бы по-другому?

- При нем в Ираке было бы еще 130 тысяч американцев. Это умеренный центрист, который хорошо понимает проблемы безопасности, его подход отличается большей многосторонностью. Еще пять-шесть месяцев назад он посоветовал сделать то, что Буш делает сейчас: обращение к ООН, переходное правительство, выборы. Он может сделать более заслуживающим доверия план "Дорожная карта" по урегулированию израильско-палестинского конфликта. Но потребуется не менее целого поколения, чтобы негативный имидж Америки, сложившийся на Ближнем Востоке, ушел в прошлое.

- Какой эффект оказал бы очередной теракт в Америке?

- Это зависит от его даты. Если бы это произошло за несколько дней до президентских выборов, американцы сплотились бы вокруг Буша. Но если бы теракт был совершен в июле, американцы сочли бы это свидетельством явного провала политики Буша. "Аль-Каида" исключительно заинтересована в переизбрании Буша: это ее лучший агент, поскольку с тех пор, как он пришел у власти, исламизм находится на подъеме, терроризм расширяет свою сферу деятельности, а боевики "Аль-Каиды" проникают в Ирак.
 
Это сообщение редактировалось 21.06.2004 в 03:13

Baby

опытный
★★★
Rada, 18.06.2004 23:46:19 :
Слушайте, а может Путин того - в смысле на самом деле гнал дезу за океан, чтобы они увязли в Ираке?
 


Ага, а Сталин - виновник нападения на Пирл-Харбор :D , специально японцам нашел чем заняться, чтобы до Дальнего Востока руки не дошли. :P
 
RU кщееш #23.06.2004 05:17
+
-
edit
 
Инопресса.ру

Заявление Путина на прошлой неделе о том, что российские службы безопасности предоставляли США разведывательные данные о возможности террористических актов со стороны Ирака до свержения Саддама Хусейна по-прежнему вызывает недоумение у аналитиков и комментаторов. Единственный общий вывод, к которому пришли Вашингтон, Москва и международная пресса, это то, что человек из Кремля хотел поддержать своего коллегу в Вашингтоне.
В интересах Путина было продемонстрировать солидарность с Бушем, и он был безупречен в выборе момента. В обстоятельствах, когда звучит критика в конгрессе по поводу решения Буша о начале войны, слова Путина о том, что Ирак представлял угрозу для США перед началом войны, звучат как поддержка принятому Бушем решению.

Практически все прочие составляющие заявления Путина предполагают открытую интерпретацию – или вообще покрыты тайной. Россия категорически возражала против ввода войск в Ирак для свержения Саддама. Кремль выражал сомнения в том, что в Ираке будет найдено оружие массового поражения. До прошлой недели Кремль публично заявлял, что США не предоставили убедительных доводов для развязывания войны. Однако после начала войны Кремль молчаливо соглашался, что международная попытка стабилизировать ситуацию в Ираке отвечает общим интересам.

Если Кремль передавал информацию о возможных атаках на США со стороны иракских террористов, то возникает вопрос о мотивациях внешней политики Кремля, когда в прошлом году США готовились к вступлению в войну. Значит ли это, что Кремль делает различие между наличием угрозы, с которой необходимо бороться, и причинами для вторжения в страну.

С другой стороны, слова Путина можно проинтерпретировать как запоздалое извинение за упрямство России в антивоенных заявлениях. Это мало похоже на правду. Однако, если это так, то жест Путина по отношению к Бушу не так прост.

Может быть, Путин оказал администрации Буша медвежью услугу? Администрация Буша ничего не говорила о русских разведывательных данных, подтверждающих угрозу со стороны Ирака Америке или американским интересам в мире. Подобные данные, при условии, что они подтвердились бы, были бы серьезным аргументом в пользу того, чтобы разрушить империю Саддама. Однако практически все СМИ – и русские, и американские – приводят фразу, приписываемую анонимному представителю Белого дома – "Мы все чешем в затылке". По крайней мере на публике службы безопасности с обеих сторон указывают пальцами друг на друга.

Буш, безусловно, с радостью сослался бы на слова Путина, чтобы укрепить в глазах общественности свою позицию в связи с войной в Ираке. И однако он не может этого сделать. Во-первых, если Буш будет использовать заявление Путина, сделанное им на прошлой неделе, то почему американский народ не узнал об этих фактах в прошлом году. Во-вторых, упоминать сейчас разведывательные данные означает впутываться в разгоревшийся сейчас скандал в связи с недостатками работы разведки в отношении терактов 11 сентября.

В конце концов, возможно, слова Путина – очередной пример неправильной обработки разведывательной информации в связи с национальной безопасностью и борьбой с международным терроризмом. Мы, возможно, так никогда и не узнаем, действительно ли российская разведка передавала ценную информацию об Ираке американским службам безопасности в критический период, предшествовавший началу войны. Все, что у нас есть, это ставшая популярной фраза – "неспособность соединить точки в линию".

И США и Россия должны соединить еще много точек для предотвращения терроризма и борьбы с ним. И та и другая страна часто упускает из внимания важную информацию, преследуя политические цели. Данные разведки это то, что надо использовать для принятия решений, а не то, отсутствие чего служит объяснением политических ошибок впоследствии.

Есть, конечно, и еще одно объяснение выступления Путина на прошлой неделе: он всего лишь ошибся, простой ляп, ничего больше. Путин, правда, не был замечен в политических ляпах, но все когда-то бывает в первый раз.

Весь этот эпизод может сохраниться в истории как часть "Разведгейта" ("Intelgate" – скандал вокруг разведки, по аналогии с "Уотергейтом") – истории о том, как промахи в сборе и обмене разведданными помешали борьбе с терроризмом. Путин никак не повредил себе своим заявлением на прошлой неделе, но он демонстрирует, что и у Путина нет иммунитета против этого современного заболевания. Что до Джорджа Буша, то, должно быть, он тоже чешет в затылке.

КОММЕНТАРИЙ
Вот уж последнее, что можно подумать - это то, что ВВП допустил политический ляп...


 
RU кщееш #24.06.2004 14:47
+
-
edit
 
Добро пожаловать в Америку ("The Guardian", Великобритания)
24 июня 2004
Где то в центре Лос-Анджелеса, милях в 20 от аэропорта LAX, расположено неприметное здание с камерами для задержанных иностранцев, нарушивших иммиграционное и таможенное законодательство США. Именно туда меня привезли часов в 11 вечера 3 мая в фургоне службы безопасности, где мне пришлось согнуться в три погибели в одной из крошечных запертых 'клеток', страдая от боли в руках, скованных наручниками за спиной.
Пока мы ехали, сквозь металлическую решетку я могла разглядеть мелькающие фрагменты городского ночного пейзажа, а когда машина прибыла на место - смутные силуэты вооруженных охранников: двое из них ввели меня в здание. Наручники с меня сняли лишь за минуту до того, как запереть в камере с толстой стеклянной стеной и массивной дверью. Ни кровати, ни стула там не было - лишь две скамьи шириной чуть больше 30 сантиметров. Туалет располагался прямо на виду у любого, кто пройдет мимо; кроме того, за каждым моим движением наблюдала видеокамера. Ни подушки, ни одеяла задержанным не полагалось. В камере постоянно горела лампа дневного света, а под потолком в углу был прикреплен телевизор, настроенный на канал 'телемагазин'. Он не выключался всю ночь.
Через 10 минут я стала задыхаться от духоты, и меня охватила паника. Клаустрофобией я не страдаю, но это замкнутое пространство вызвало у меня нечто вроде приступа. Охранников нигде видно не было, а позвать на помощь было невозможно. Я стала стучать в дверь и в стеклянную стену. Появившийся наконец охранник окинул новоприбывшую задержанную равнодушным взглядом. Чтобы услышать друг друга через мощную дверь, нам приходилось кричать во весь голос. 'Чего надо?' - заорал он. Я ответила, что плохо себя чувствую. Охранник удалился. Я заставила себя успокоиться. Я заставила себя воспользоваться этим ужасным туалетом. Я обнаружила, что на узкой скамейке, если лечь на боку, можно подремать минут пять, пока боль не станет невыносимой, а затем отдохнуть сидя и заснуть еще на пять минут. Я говорила себе: все это только на одну ночь.
Как выяснилось, в заключении мне суждено было провести 26 часов. Мое преступление: в тот день я прилетела в страну, чтобы выполнить вполне невинное задание в качестве внештатного корреспондента 'Guardian', не имея журналистской визы.
После 11 сентября 2001 г., каждый человек, пребывающий в США, рассматривается как потенциальная угроза безопасности. 'Закон о патриотизме', принятый через полтора месяца после 11 сентября, содержит главу под названием 'Охрана границ' с подробным разделом об 'Усовершенствованных правилах иммиграции', в котором, в свою очередь, имеется параграф о 'Мерах по повышению безопасности и надежности визового режима', следующий непосредственно за пунктами, касающимися защиты от терроризма.
В духе этого закона Служба иммиграции и натурализации в марте 2003 г. была передана в подчинение вновь созданному Министерству безопасности страны. Среди прочих новшеств министерство вновь ввело в действие закон, не применявшийся с 1952 г., предписывающий журналистам обращаться за специальной визой, так называемой 'I-visa', для посещения США по служебным делам. В процессе создания непроницаемой системы защиты от реальных угроз, американцы на каком-то этапе утратили способность отличать друзей от врагов. Ценой, которую эта могущественная страна платит за охвативший ее страх, стали гражданские свободы.
Накануне, садясь в самолет компании 'United Airlines' в аэропорту Хитроу, ни о чем подобном я не думала. Сидя рядом с интригующе безмолвным молодым человеком с внешностью порнозвезды или сотрудника службы безопасности в штатском, я провела большую часть одиннадцатичасового полета в грезах о городе, чьим уроженцем явно являлся мой сосед, но где мне самой еще не довелось побывать. Америка для меня всегда ограничивалась восточным побережьем: живя там, или приезжая в качестве туриста, журналиста и писателя, я почти не покидала треугольника Нью-Йорк-Бостон-Вашингтон. Но я радовалась, что это короткое задание привело меня в солнечный Лос-Анджелес, и готовилась окунуться в его чарующую, расслабленную атмосферу.
Очередь на паспортный контроль была невелика. Я подала чиновнику свой паспорт и зеленый бланк визовой декларации, которую я подписала в самолете. Сотрудник иммиграционной службы начал с обычных вопросов о том, где я собираюсь остановиться, и с какой целью прибыла в США. Все это напомнило мне о другой поездке в эту страну с заданием написать серию статей об обстановке в Америке после 11 сентября для немецкого еженедельника 'Die Zeit'. Я писала о пассажирах, предпочитавших путешествовать в поезде - они считали, что там безопаснее, чем в самолете - о страданиях нью-йоркцев, в одночасье превратившихся в людей, уцелевших после катастрофы. Я видела глубоко травмированную Америку, утратившую свою хвастливую неуязвимость, охваченную глубокой скорбью. Но мне тогда казалось, что от сознания собственной уязвимости страна стала только сильнее: шок от нападения на их страну вызвал у американцев страстное желание больше узнать об окружающем мире.
'Я приехала, чтобы взять несколько интервью', - ответила я.
'У кого?' - он записал фамилии, спросил о чем будет статья и кто ее заказал. 'Так вы журналистка', - произнес он обвиняющим тоном, и только тут я ощутила, что, с его точки зрения, в этом есть что-то нехорошее. 'Я должен доложить начальнику', - заявил он угрожающе, и попросил меня перейти в отдельную, отгороженную зону и подождать, пока мой вопрос 'рассмотрят'. Другие пассажиры приходили, уходили, ждали в очереди. На меня стала действовать разница во времени, и меня охватило легкое раздражение. Я спросила, сколько мне еще ждать, но ответа не удостоилась. Наконец какой-то чиновник проронил мимоходом: 'Похоже, нам, возможно, придется вас депортировать'.
Не помню точно, но, кажется, я рассмеялась. Депортировать? Меня? 'Почему?' - спросила я ошеломленно.
'Вы прибыли сюда как журналист, но у вас нет журналистской визы'. Ни о чем подобном я в жизни не слыхала. Он тут же достал бланк декларации (форма I-94W), который я подписала в самолете, и указал на надпись, набранную мельчайшим шрифтом: оказывается, помимо пунктов о том, что я не являюсь наркоторговцем, нацистским или иным преступником, я неумышленно подписалась и под заявлением, что не въезжаю в США в качестве представителя зарубежного СМИ ('В ходе визита в рамках данной программы вы не имеете право без санкции устраиваться на работу или посещать школу, или представлять зарубежные СМИ').
Мои протесты, что я просто не заметила этот пункт, и никто не обратил на него моего внимания, что я уже много раз бывала в США, и по делам, и как турист, что одно время я даже жила в этой стране, а мой муж и родившаяся в Нью-Йорке дочь являются гражданами США, чиновник пропустил мимо ушей. Он просто ухмыльнулся в ответ. 'Вам ведь наплевать, да?' - спросила я, с трудом сдерживая возмущение. Затем я сочла за благо отступить, и перешла на умоляющий, виноватый тон. В результате он сообщил, что мне придется пройти 'собеседование', после чего еще один начальник примет окончательное решение. Это звучало обнадеживающе.
В конце концов, после долгой бюрократической суеты, меня пригласили в кабинет и спросили, не хочу ли я чего-нибудь выпить, прежде чем мы начнем. Я попросила стакан воды, который следователь принес мне лично. Это был мягкий, умный следователь: 'собеседование' продолжалось несколько часов и превратилось в подробнейший анализ моей биографии, личной и профессиональной, моего прошлого и настоящего. Его интересовали самые разные вещи: имена и фамилии моих родителей, размер гонорара, который я должна получить за статью, о чем именно идет речь в этой статье, затем, вновь, фамилии людей, которых я намерена проинтервьюировать в США.
Моя биография показалась ему довольно странной: родилась я в одной стране, потом жила в нескольких других - я, в конце концов? Моего британского паспорта для американских иммиграционных властей оказалось недостаточно. 'Вы русская, а называете себя англичанкой', - укоризненно заметил чиновник: это обвинение основывалось на том факте, что родилась я в Москве (хотя и никогда не жила в России). На ум моментально пришел ответ: Ваш губернатор австриец, а называет себя американцем. Примерно чер
 
RU кщееш #24.06.2004 14:49
+
-
edit
 
Добро пожаловать в Америку ("The Guardian", Великобритания)
24 июня 2004
Где то в центре Лос-Анджелеса, милях в 20 от аэропорта LAX, расположено неприметное здание с камерами для задержанных иностранцев, нарушивших иммиграционное и таможенное законодательство США. Именно туда меня привезли часов в 11 вечера 3 мая в фургоне службы безопасности, где мне пришлось согнуться в три погибели в одной из крошечных запертых 'клеток', страдая от боли в руках, скованных наручниками за спиной.
Пока мы ехали, сквозь металлическую решетку я могла разглядеть мелькающие фрагменты городского ночного пейзажа, а когда машина прибыла на место - смутные силуэты вооруженных охранников: двое из них ввели меня в здание. Наручники с меня сняли лишь за минуту до того, как запереть в камере с толстой стеклянной стеной и массивной дверью. Ни кровати, ни стула там не было - лишь две скамьи шириной чуть больше 30 сантиметров. Туалет располагался прямо на виду у любого, кто пройдет мимо; кроме того, за каждым моим движением наблюдала видеокамера. Ни подушки, ни одеяла задержанным не полагалось. В камере постоянно горела лампа дневного света, а под потолком в углу был прикреплен телевизор, настроенный на канал 'телемагазин'. Он не выключался всю ночь.
Через 10 минут я стала задыхаться от духоты, и меня охватила паника. Клаустрофобией я не страдаю, но это замкнутое пространство вызвало у меня нечто вроде приступа. Охранников нигде видно не было, а позвать на помощь было невозможно. Я стала стучать в дверь и в стеклянную стену. Появившийся наконец охранник окинул новоприбывшую задержанную равнодушным взглядом. Чтобы услышать друг друга через мощную дверь, нам приходилось кричать во весь голос. 'Чего надо?' - заорал он. Я ответила, что плохо себя чувствую. Охранник удалился. Я заставила себя успокоиться. Я заставила себя воспользоваться этим ужасным туалетом. Я обнаружила, что на узкой скамейке, если лечь на боку, можно подремать минут пять, пока боль не станет невыносимой, а затем отдохнуть сидя и заснуть еще на пять минут. Я говорила себе: все это только на одну ночь.
Как выяснилось, в заключении мне суждено было провести 26 часов. Мое преступление: в тот день я прилетела в страну, чтобы выполнить вполне невинное задание в качестве внештатного корреспондента 'Guardian', не имея журналистской визы.
После 11 сентября 2001 г., каждый человек, пребывающий в США, рассматривается как потенциальная угроза безопасности. 'Закон о патриотизме', принятый через полтора месяца после 11 сентября, содержит главу под названием 'Охрана границ' с подробным разделом об 'Усовершенствованных правилах иммиграции', в котором, в свою очередь, имеется параграф о 'Мерах по повышению безопасности и надежности визового режима', следующий непосредственно за пунктами, касающимися защиты от терроризма.
В духе этого закона Служба иммиграции и натурализации в марте 2003 г. была передана в подчинение вновь созданному Министерству безопасности страны. Среди прочих новшеств министерство вновь ввело в действие закон, не применявшийся с 1952 г., предписывающий журналистам обращаться за специальной визой, так называемой 'I-visa', для посещения США по служебным делам. В процессе создания непроницаемой системы защиты от реальных угроз, американцы на каком-то этапе утратили способность отличать друзей от врагов. Ценой, которую эта могущественная страна платит за охвативший ее страх, стали гражданские свободы.
Накануне, садясь в самолет компании 'United Airlines' в аэропорту Хитроу, ни о чем подобном я не думала. Сидя рядом с интригующе безмолвным молодым человеком с внешностью порнозвезды или сотрудника службы безопасности в штатском, я провела большую часть одиннадцатичасового полета в грезах о городе, чьим уроженцем явно являлся мой сосед, но где мне самой еще не довелось побывать. Америка для меня всегда ограничивалась восточным побережьем: живя там, или приезжая в качестве туриста, журналиста и писателя, я почти не покидала треугольника Нью-Йорк-Бостон-Вашингтон. Но я радовалась, что это короткое задание привело меня в солнечный Лос-Анджелес, и готовилась окунуться в его чарующую, расслабленную атмосферу.
Очередь на паспортный контроль была невелика. Я подала чиновнику свой паспорт и зеленый бланк визовой декларации, которую я подписала в самолете. Сотрудник иммиграционной службы начал с обычных вопросов о том, где я собираюсь остановиться, и с какой целью прибыла в США. Все это напомнило мне о другой поездке в эту страну с заданием написать серию статей об обстановке в Америке после 11 сентября для немецкого еженедельника 'Die Zeit'. Я писала о пассажирах, предпочитавших путешествовать в поезде - они считали, что там безопаснее, чем в самолете - о страданиях нью-йоркцев, в одночасье превратившихся в людей, уцелевших после катастрофы. Я видела глубоко травмированную Америку, утратившую свою хвастливую неуязвимость, охваченную глубокой скорбью. Но мне тогда казалось, что от сознания собственной уязвимости страна стала только сильнее: шок от нападения на их страну вызвал у американцев страстное желание больше узнать об окружающем мире.
'Я приехала, чтобы взять несколько интервью', - ответила я.
'У кого?' - он записал фамилии, спросил о чем будет статья и кто ее заказал. 'Так вы журналистка', - произнес он обвиняющим тоном, и только тут я ощутила, что, с его точки зрения, в этом есть что-то нехорошее. 'Я должен доложить начальнику', - заявил он угрожающе, и попросил меня перейти в отдельную, отгороженную зону и подождать, пока мой вопрос 'рассмотрят'. Другие пассажиры приходили, уходили, ждали в очереди. На меня стала действовать разница во времени, и меня охватило легкое раздражение. Я спросила, сколько мне еще ждать, но ответа не удостоилась. Наконец какой-то чиновник проронил мимоходом: 'Похоже, нам, возможно, придется вас депортировать'.
Не помню точно, но, кажется, я рассмеялась. Депортировать? Меня? 'Почему?' - спросила я ошеломленно.
'Вы прибыли сюда как журналист, но у вас нет журналистской визы'. Ни о чем подобном я в жизни не слыхала. Он тут же достал бланк декларации (форма I-94W), который я подписала в самолете, и указал на надпись, набранную мельчайшим шрифтом: оказывается, помимо пунктов о том, что я не являюсь наркоторговцем, нацистским или иным преступником, я неумышленно подписалась и под заявлением, что не въезжаю в США в качестве представителя зарубежного СМИ ('В ходе визита в рамках данной программы вы не имеете право без санкции устраиваться на работу или посещать школу, или представлять зарубежные СМИ').
Мои протесты, что я просто не заметила этот пункт, и никто не обратил на него моего внимания, что я уже много раз бывала в США, и по делам, и как турист, что одно время я даже жила в этой стране, а мой муж и родившаяся в Нью-Йорке дочь являются гражданами США, чиновник пропустил мимо ушей. Он просто ухмыльнулся в ответ. 'Вам ведь наплевать, да?' - спросила я, с трудом сдерживая возмущение. Затем я сочла за благо отступить, и перешла на умоляющий, виноватый тон. В результате он сообщил, что мне придется пройти 'собеседование', после чего еще один начальник примет окончательное решение. Это звучало обнадеживающе.
В конце концов, после долгой бюрократической суеты, меня пригласили в кабинет и спросили, не хочу ли я чего-нибудь выпить, прежде чем мы начнем. Я попросила стакан воды, который следователь принес мне лично. Это был мягкий, умный следователь: 'собеседование' продолжалось несколько часов и превратилось в подробнейший анализ моей биографии, личной и профессиональной, моего прошлого и настоящего. Его интересовали самые разные вещи: имена и фамилии моих родителей, размер гонорара, который я должна получить за статью, о чем именно идет речь в этой статье, затем, вновь, фамилии людей, которых я намерена проинтервьюировать в США.
Моя биография показалась ему довольно странной: родилась я в одной стране, потом жила в нескольких других - я, в конце концов? Моего британского паспорта для американских иммиграционных властей оказалось недостаточно. 'Вы русская, а называете себя англичанкой', - укоризненно заметил чиновник: это обвинение основывалось на том факте, что родилась я в Москве (хотя и никогда не жила в России). На ум моментально пришел ответ: Ваш губернатор австриец, а называет себя американцем. Примерно через три часа, в течение которых я изо всех сил боролась с последствиями разницы во времени, стараясь сохранить сосредоточенность, мы заполнили протокол из нескольких страниц, который должен был дать неизвестному мне 'начальнику' достаточно сведений, чтобы решить, можно пускать меня в США или нет. Следователь задал последний положенный вопрос: 'Вы все поняли?'
'Да, поняла', - ответила я и подписала протокол. Через минуту по факсу пришел ответ с официальным, окончательным отказом во въезде в США в связи с отсутствием надлежащей визы. Мне следовало вернуться в Лондон и получить ее там.
С этого момента абсурдная, но в общем дружеская беседа, которую я вела с этими чиновниками, внезапно прервалась. Куда более жестким тоном они заявили, что 'правила' предписывают им досмотреть мой багаж. Не успела я подойти поближе, чтобы проследить за этой процедурой, как сотрудник, первым отославший меня к начальнику, расстегнул 'молнию' на моем чемодане и начал рыться в его содержимом. Впервые я повысила голос: 'Как вы смеете прикасаться к моим личным вещам?'
'А вы как смеете относиться к американскому служащему с неуважением? - возмущенно крикнул он в ответ. - Поверьте, мы относились к вам с большим уважением, чем к другим. Поезжайте куда-нибудь вроде Ирана: там-то вы поймете разницу'. По иронии судьбы, именно в странах 'вроде Ирана' (например, на Кубе, в Северной Корее, Саудовской Аравии, Зимбабве) для журналистов требуется специальная виза. Для открытого общества такая практика представляется просто неслыханной, и, несмотря на введение этого режима в США, делается это втихомолку, так что большинство журналистов просто ничего не знают о подобных 'новшествах'.
В прошлом году в США были задержаны и депортированы 13 иностранных журналистов, в том числе 12 - в аэропорту LAX.
Обыскав мой багаж, сотрудник несколько раз сфотографировал меня, а затем приступил к снятию отпечатков пальцев. В разгаре этой процедуры мне позвонил из Лондона муж: каким-то образом ему удалось выяснить, где я нахожусь, и мне ненадолго позволили стереть чернила с пальцев, чтобы взять трубку. Его голос стал напоминанием о реальном мире, от которого я уже почувствовала себя полностью отрезанной.
Появились три сотрудницы-женщины, чтобы провести личный обыск. Когда они натянули резиновые перчатки, я невольно сделала шаг назад: что они собираются делать, и могу ли я оказать сопротивление? Они вооружены и заявляют, что действуют в рамках закона. Я же - неизвестно кто: просто иностранка, совершившая правонарушение, и вообще - 'таковы правила'. Так что я вытерпела неприятную процедуру обыска, хотя и не столь тщательного, как я опасалась. Затем последовал новый удар: двое здоровенных охранников в форме и с оружием надели на меня наручники, объяснив, что это 'предписывают правила перемещения задержанных в помещениях аэропорта'.
Под конвоем двух великанов меня провели через пустынный терминал и доставили в комнату для содержания задержанных, где я оказалась в компании двух товарищей по несчастью (общаться друг с другом нам было запрещено) и восьми сонных мужчин-охранников. Работа у них была невероятно скучная, делать такому количеству людей было абсолютно нечего, так что надзор за тем, чтобы я не вынула из сумочки ручку или мобильный телефон, вероятно, стал для них возможностью хоть как-то развлечься.
Я слушала их рассказы о том, каких актеров-звезд им в последнее время случалось видеть в аэропорту. Я начала думать, что ничего страшного не случилось: поездка, конечно, пошла насмарку, но я вполне смогу пережить ночь и день в подобных, пусть и не самых комфортабельных, условиях в ожидании обратного рейса. Однако затем меня отвезли в КПЗ в центре Лос-Анджелеса, Я поняла, что такое настоящий дискомфорт.
Хотя пережитые мной злоключения ни в коей мере нельзя сравнить с реальными пытками и издевательствами, которым подвергались заключенные в тюрьме Абу Грейб, эти два примера, как выразился один из моих американских друзей, 'концептуально связаны', являясь, пусть и далекими друг от друга, звеньями одной цепи - и то, и другое продиктовано пренебрежением к человеческому достоинству людей, 'совершивших проступок'. Как написал Деннис Родди (Dennis Roddy) в 'Pittsburg Post-Gazette': 'Враги для нас теперь важнее друзей:Помешательство на безопасности страны, судя по всему, во многом основывается на идее, что весь мир оказывает некое 'тлетворное влияние' на США'.
С практической же точки зрения это помешательство - когда его проявлением становятся такие глупые и бессмысленные с точки безопасности действия, как в моем случае - представляет собой просто отвлечение ценных финансовых и людских ресурсов на борьбу с журналистикой вместо борьбы с терроризмом. По словам редактора 'Los Angeles Times', репортажи о моей истории вызвали 'громадный' отклик у читателей, а я сама получаю много сообщений по электронной почве от людей, выражающих в этой связи свое негодование и смущение. Как выразился писатель Джонатан Френзен (Jonathan Frenzen): 'От лица 'небандитского' большинства американцев примите мои искренние извинения'.
Эти мысли могли бы послужить мне утешением на следующее утро, когда меня (естественно, в наручниках) привезли обратно в общую камеру для задержанных в аэропорту, где я провела еще несколько часов без еды, глядя, как охранники расправляются с гигантскими завтраками и пьют горячие напитки (давать задержанным кофе или чай запрещено). Мои требования принести мне какую-нибудь съедобную пищу вызвали гнев у начальника охраны. 'Здесь я главный. Вы понимаете, кто вы такая? Вы понимаете, где находитесь? Здесь вам не отель', - заорал он.
'Что вы кричите? - спросила я. - Я всего лишь прошу, чтобы мне принесли что-нибудь съедобное. Я сама заплачу за еду'. Фишбургер из 'Бургер Кинга' никогда не казался мне таким восхитительным на вкус. И в этой связи мне пришло в голову, что отель или зал для транзитных пассажиров - более подходящее место для содержания людей, ожидающих возвращения домой.
Как отмечается в письмах организации 'Репортеры без границ' и Американского общества редакторов газет (АОРГ), адресованных Колину Пауэллу (Colin Powell) и Тому Риджу (Tom Ridge), случаи вроде того, что произошел со мной являются элементом систематической политики запугивания представителей СМИ из 27 дружественных стран, чьи граждане - но не журналисты! - пользуются правом безвизового въезда в США на срок до 90 дней.
Во время моего сюрреалистического 'приключения' в аэропорту LAX, я сказала чиновнику, снимавшему у меня отпечатки пальцев, что напишу обо всем этом статью. 'Не сомневаюсь, - фыркнул он в ответ. - И все, что вы напишете, будет неправдой'.
КОММЕНТАРИЙ:Что-то я не думаю что какого-нибудь настоящего профессионала-журналиста остановит какой-то досмотр. В перчатках же. Одноразовых наверняка.
Цивилизация потому что.
Так что ездить меньше не станут, скорей всего.
 
RU кщееш #01.07.2004 07:50
+
-
edit
 
30 июня 2004 года. Лжец ли президент Буш-младший?

Множество американцев думают именно так. В книжных лавках полным-полно книг о г-не Буше-младшем с такими, например, названиями: ""Lies and the Lying Liars Who Tell Them" (Ложь и лжецы, которые ее рассказывают), "Big Lies," (Большая ложь), "Thieves in High Places" (Воры на высоких должностях), и "The Lies of George W. Bush." (Ложь Джорджа Буша-младшего).

В левых кругах формируется консенсус, что г-н Буш-младший является в корне нечестным человеком, возможно, даже порочным - сумасбродом, да, но по большей части лжецом и интриганом. Эти мнения легли в основу нового едкого документального фильма Майкла Мура (Michael Moore) "Фаренгейт 9/11" (Farenheit 9/11).

В 1990-е годы ничто не делало консерваторов более мелкими и простоватыми, чем их демонизация Билла и Хиллари Клинтон (Bill and Hillary Clinton), которых обвиняли даже в том, что они в свободное время убивали (близкого друга четы Клинтонов и сотрудника Белого дома - прим. пер.) Винса Фостера (Vince Foster) и других. Иначе говоря, г-н Клинтон оставил политиков правого крыла в полном замешательстве. И вот теперь г-н Буш-младший делает то же самое с левым крылом. Например, г-н Мур намекает, что действительной причиной того, что г-н Буш-младший вторгся в Афганистан, являлось желание дать своим близким дружкам возможность нажиться на строительстве там нефтепровода.

"Я ставлю законный, как мне кажется, вопрос", - сказал мне г-н Мур, как бы защищаясь, и добавил: "Я просто ставлю вопрос".

Правильно. И чудаки из правого крыла тоже "просто ставили вопрос", не является ли г-н Клинтон серийным убийцей.

Я против ярлыка "лжец" по двум причинам. Первое, это еще больше поляризует политическую выгребную яму, а эта поляризация делает Америку все более трудно управляемой. Второе, оскорбления и ярость препятствуют пониманию.

Представители левого крыла спрашивают меня, не поймал ли уже г-н Буш-младший Усаму бен Ладена (Osama bin Laden) и не захочет ли г-н Буш-младший подбросить в Ирак оружие массового поражения (ОМП). Это вопросы сторонника теории заговоров, ибо, даже если бы официальные лица и хотели провернуть подобного рода трюки, их отпугнул бы страх разоблачения.

В новой книге Боба Вудворда (Bob Woodward) подчеркивается, что г-н Буш-младший действительно считал, что у Саддама (Saddam) есть ОМП. После одного брифинга г-н Буш-младший повернулся к (директору ЦРУ США) Джорджу Тенету (George Tenet) и сказал: "Мне доложили всю разведывательную информацию о том, что Ирак имеет ОМП. Это, что, самые лучшие данные, которые у нас есть?". В той же книге также сообщается, что г-н Буш-младший несколько раз заявлял г-ну Тенету: "Проследите, чтобы никто специально не искажал факты, пытаясь доказать правоту нашего дела".

В действительности, разумеется, г-н Буш-младший все-таки извращал правду. В ходе подготовки к вторжению в Ирак мы постоянно встречались с преувеличениями, но не с откровенной ложью. Действительно, имеются некоторые доказательства того, что г-н Буш-младший старательно избегает самой наглой лжи - об этом свидетельствуют его дотошные описания периодов, когда он не использовал запрещенных лекарственных препаратов.

Правда и то, что г-н Буш-младший хвастал, что он обыкновенно не читает газетных статей, в то время как его жена сказала, что он это делает. И г-н Буш-младший грешил против истины, утверждая, что утром 11 сентября 2001 года он смотрел телевизор, когда первый самолет врезался во Всемирный торговый центр. Однако, принимая во внимание странные вещи, которые часто говорит президент ("Я знаю, как Вам трудно доставать пропитание для Вашей семьи"), у г-на Буша-младшего всегда есть в запасе prima facie) (на первый взгляд, лат) защита, основанная на приведении собеседника в замешательство.

Главной проблемой г-на Буша-младшего является не то, что он лгал в отношении Ирака, но то, что он был чрезмерно ретив и обманывался. Он окружил себя одинаково с ним думающими идеологами, и все они говорили друг другу, что Саддам представлял для нас смертельную угрозу. Они обманывали себя наряду с обманом общественности - проблема, чаще встречающаяся в правительстве, чем откровенная ложь.

Некоторые демократы вроде г-на Клинтона и сенатора Джозефа Либермана (Joseph Lieberman) удержались от импульсивного желания демонизировать г-на Буша-младшего. Я их уважаю, ибо есть столько законных критических замечаний, которые мы можем (и должны) высказать в адрес нашего президента, что мы не нуждаемся в том, чтобы прибегать к эпитетам детского сада.

Однако стремление забрасывать президента грязью набирает обороты, и фильм "Фаренгейт 9/11" олицетворяет собой поляризацию еще одной формы средств массовой информации (СМИ). Одна за другой эти формы СМИ приходят к мнению, что им выгодно от информации переходить к развлечениям, от нюансов к ударам кулаком по столу.

Сначала эту стратегию взяло на вооружение радиовещание, затем кабельное телевидение. Позднее политические книги стали столь же утонченными, как и профессиональная борьба. Интернет тоже способствует поляризации мнений. И вот теперь, учитывая кассовый успех фильма "Фаренгейт 9/11", можно ожидать новых документальных лент, которые пронзительно кричат вместо того, чтобы объяснять.

Никого не удивляло, когда правые брызгали слюной в клинтоновские годы, ибо консерваторы всегда с готовностью находили империи зла. Но либералы любят тонкость и описывают мир в палитре унылых тонов - однако многие к настоящему времени отказались от всяких нюансов в отношении нынешнего президента.

Г-н Буш-младший посадил нас в галошу своей слишком большой дозой моральной чистоты и добродетельности, а также своей верой в теории заговоров, которые проповедуют одинаково с ним мыслящие фанатики. Как печально, что многие либералы сегодня, кажется, намерены совершать те же ошибки.

Иносми.ру
 
RU кщееш #08.07.2004 10:19
+
-
edit
 
Майкл Мур: Буш - всего лишь марионетка ("Liberation", Франция)
Я подношу заряды тем, кто будет голосовать против Буша


Фабрис Русло (Fabrice ROUSSELOT), 07 июля 2004
Сюжет: Крупный блеф ястребов Буша

Майкл Мур (Michael Moore), американский режиссер документальных фильмов, отвечает на вопросы 'Liberation' в тот момент, когда его памфлет, направленный против Буша, 'Фаренгейт 9/11', выходит на французские экраны.

Через десять дней после выхода в США 'Фаренгейт 9/11' стал явлением, принесшим более 60 миллионов долларов дохода. Вчера Майкл Мур ответил на вопросы 'Libération', а сегодня фильм вышел на экраны во Франции.

Почему Вы решили снять 'Фаренгейт 9/11'?


Я устал каждый вечер смотреть тележурналы и покупать газеты, в которых излагалась только официальная версия об администрации Буша. Никто не был готов говорить правду. Тогда я решил снять фильм, чтобы показать факты в своей собственной версии, и чтобы продемонстрировать то, что, на мой взгляд, соответствовало правде.

Вы часто показываете Буша на отдыхе в первые месяцы 2001 года и высказываете мнение, что он не принял террористическую угрозу всерьез. Это и вправду был 'сон за рулем'?

Да. Но я думаю, что те, кто на самом деле дергали за ниточки, хотели, чтобы он 'заснул за рулем'. У них был свой 'ежедневник'. Буш, как и многие другие политики, - есть, что называется, 'полезный идиот'. Крайние консерваторы очень хорошо знают, что общество не изберет Дональда Рамсфелда в президенты. Им нужен такой, как Буш, чтобы сделать то, чего они хотят достичь. Буш - всего лишь марионетка.

Вы считаете, что из-за связей семьи Бушей и королевской семьи в Саудовской Аравии, Президент не провел необходимого расследования по 'Аль-Каиде' и Эр-Рияду. . .

Я ставлю вопрос так: есть ли нечто общее между 'особым обращением', которому подверглись все саудовцы, покинувшие страну после 11 сентября, и отношением семьи Бушей и Саудовской Аравией? Я терпеть не могу, когда говорят о 'саудовской королевской семье'. Это дикая диктатура, полицейское государство, и 'дом Сауда' (королевская семья, прим. ред.) работает, прежде всего, как крупное предприятие. Для них, отношения с Бушами - бизнес. И поскольку известно, что Саудовская Аравия инвестировала 1.5 миллиарда долларов в компании, связанные с Бушем, можно предположить, как отвечает на их звонки в Белый Дом.

Белый Дом уверяет, что 'Фаренгейт 9/11' - не документальный фильм, а всего лишь дурно сделанный fiction. . .

Люди, которые меня критикуют - ультраконсерваторы и профессиональные лжецы. У меня есть все необходимые доказательства. В ближайшие дни, например, я собираюсь выложить на своем сайте (1) несколько документов. Из них явствует, что большая часть 1.5 миллиардов долларов, вложенных саудовцами, напрямую отошла к группе Carlyle, военно-промышленному комплексу, близкому к Бушу. Другие документы показывают, что принц Бандар (посол Саудовской Аравии в США, прим. ред.) сделал пожертвование на сумму более миллиона долларов библиотеке Буша-отца, и он уже подарил живописное полотно стоимостью в миллион долларов президенту Бушу для его будущей библиотеки.

Те, кто меня критикует, стараются помешать людям посмотреть фильм, поскольку они не хотят обсуждать подлинные проблемы, которые я ставлю. Итак, они идут на меня в атаку. Но это не пройдет. Чем большим нападкам я подвергаюсь, тем больше людей идут смотреть 'Фаренгейт 9/11'. И настоящие американцы, те, кто работает, знают, где правда, а где ложь, когда они в кинозале. Они знают, что мой фильм - non-fiction , который показывает, что и как делает администрация Буша.

Нефть - главная причина, по которой Буш развязал войну в Ираке?

Она была одной из главных причин. Желание отомстить за отца также сыграло свою роль, как и возможность отвлечь общественное мнение от экономических проблем. Буш хотел использовать войну против терроризма таким образом, чтобы напугать американцев и легче контролировать их. Если люди постоянно пребывают в ужасе, они оставят вас у власти. Но Буш знает, что королевская семья в Саудовской Аравии не вечно будет у власти, и он, очевидно, заинтересован в контроле над иракской нефтью.

Окажет ли фильм влияние на ноябрьские выборы?

У меня есть краткосрочная и долгосрочная задачи. Первая - прогнать Буша из Белого Дома. Вторая - заставить, наконец, американское общество мыслить на такие темы, как социальные классы и происхождение богатства. И начать отдавать себе отчет, что экономическая система в нашей стране несправедлива. В своих фильмах, я всегда настаивал на том, что капитализм - 'дьявольская' система, которая приносит выгоду элите в ущерб большинству. И трудно заставить американцев проглотить эту пилюлю. Но я стараюсь передать message. Средствами кино.

Заденет ли Ваш фильм сердца тех, кто еще не определился, или даже республиканцев?

Сегодня в 'USA Today' напечатали историю, в которой рассказывается, что республиканцы были 'ошарашены' после просмотра фильма и не знали, голосовать ли за Буша или нет. Я думаю, что фильм может оказать огромное влияние на голосование в ноябре, особенно среди молодежи. Люди хотят знать правду.

В президентской кампании 2000 года Вы поддержали Ральфа Надера. Окажете ли Вы поддержку Керри в ноябре 2004?

Я не поддержал Керри официально, и не сделаю этого, поскольку он приходит на фоне войны в Ираке. Надер совершил грубую ошибку, выставив свою кандидатуру, поскольку он нанес больше вреда левым и экологам, чем администрации. Для блага планеты, нужно избавиться от Буша. Но не мое дело говорить людям, за кого им голосовать. Я им дал порох, для того чтобы голосовать против Буша.

Каково Ваше личное мнение о Буше?

Мне жаль его. Не складывается впечатление, что он хотел стать президентом США. Он, конечно, хотел остаться дома, устраивать праздники и ходить на бейсбольные матчи. У него никогда не было никакого интереса к другим странам до того, как он пришел в Белый Дом.
Как лучше определить Майкла Мура: политический активист, режиссер. . .?

Я - политический активист, поскольку я гражданин демократической страны, а каждый гражданин должен быть политически активен, чтобы эта демократия работала. Я - режиссер и писатель. Это правда, я хорошо живу, имею успех, проживаю в Манхэттене, но ничего из этого не ударило мне в голову. Я по-прежнему человек из 'рабочего класса'. И речь не обо мне, а о миллионах лишних людей. Я несу ответственность: сделать так, чтобы все, кто забыт, были услышаны. Заработанные деньги я снова вкладываю в фильмы, книги и многочисленные организации, которые пытаются изменить существующее положение вещей.


КОММЕНТАРИЙ:
Весьма возможно, что для Мура - тема Буша - лишь хороший рекламный ход. Вероятность такого не равна нулю.
Но - мое личное мнение о Буше совпадает с мнением Майкла Мура.
И слова - сказанные им мне понятны, близки и симпатичны. В чем расписываюсь.




 
AD Реклама Google — средство выживания форумов :)

Baby

опытный
★★★
кщееш, 08.07.2004 09:19:57 :
Люди, которые меня критикуют - ультраконсерваторы и профессиональные лжецы.
 


Вот, новость-то :lol:
Можно подумать, что у республиканцев - "профессиональы", а у демократов - "любители" :lol:
Истина в том, что означенный "полезный идиот" для нас может еще более полезен, чем для Рамсфельда и Со.
 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru