Молодёжь и госслужба

Теги:политика
 
RU Фагот #23.10.2004 09:58
+
-
edit
 

Фагот

координатор
★★☆
Все говорят, что нынешнее поколение чиновников уходит, на смену являются молодые. Вот и в московских вузах конкурсы на "государственное управление" выше, чем на другие специальности. Что это - души прекрасные порывы или трезвый расчет? И чего населению следует ожидать от нового поколения чиновников? На этот вопрос отвечает исследование "Молодые специалисты на российской государственной и муниципальной службе". Исследователи опросили около 700 чиновников и чиновниц моложе 35 лет и пришли, как нам кажется, к довольно печальным выводам.

Как прежде - по блату

Начать с того, что в органы управления не нанимаются, туда устраиваются - как угодно, но только не по конкурсу. 86% опрошенных пришли на работу по чьей-то личной рекомендации или при помощи знакомых. Только 13% явились по своей инициативе и без рекомендаций, и совсем мизер - 5% - получили место через службу занятости или по заявке, полученной вузом на своего выпускника.

Типичный коллектив, в который попадают начинающие бюрократы, выглядит для молодежи весьма многообещающе: каждый второй федеральный чиновник трудится еще с брежневских времен. Если приплюсовать тех, кто пришел в 80-е, при Горбачеве, то получим 60%.

Молодежь до 30 лет в органах власти

Федеральные органы: региональный уровень 28%, федеральный уровень - 10%

Исполнительные органы: субъектов Федерации - 16%, муниципальные - 14%

Располагаются эти молодежные проценты, разумеется, в самом низу иерархической лестницы. Но чем старше верхний эшелон, тем быстрее он уйдет на запасной путь. То есть теоретически у молодежи есть надежда еще до старости занять хорошие посты. Увы, как показали исследования, карьерный рост происходит медленно и растут далеко не все.

В среднем молодые чиновники, о которых идет речь, работают в органах власти два с лишним года. Поднялись они за это время на одну должностную позицию. В этот приятный процесс были вовлечены только 41% опрошенных, причем они перемещались чаще всего один раз.

- У большинства нет ясной перспективы продвижения и соответственно перспективы материального роста, - говорит один из руководителей исследования Владимир Магун (Институт социологии РАН). - А в этом случае молодой работник будет рассматривать государственную службу лишь как станцию временного пребывания для приобретения социального и человеческого капитала. Накопив его, он уйдет ради более высокой зарплаты в частный сектор. Ожидая этого, руководители перестают "инвестировать" в своих молодых коллег. В итоге молодежь выталкивается из системы государственного управления.

Действительно значительная часть молодых бюрократов за свою нынешнюю работу держатся не слишком. 18% определенно хотели бы уйти, а 27% говорят "не знаю". Социологи этим 27% не поверили, стали задавать им коварные перекрестные вопросы и пришли к выводу, что они тоже хотят, только стесняются сказать. Получилось, что 55% не хотят менять работу, а около 45%, что называется, вострят лыжи. При этом около 66% уверены, что им будет несложно найти место с более высоким заработком.

Норма соблазна

На вопрос "Что вам нравится в вашей работе" новое поколение отвечало возвышенно: называло хорошие отношения с коллегами, увлекательный процесс, возможность самореализации, саморазвитие, ответственность и так далее. О низменном и меркантильном - ни слова. Может, потому, что зарплаты у чиновников, если сравнивать с частным сектором, очень низкие, и вряд ли они могут кому-нибудь понравиться.

Зарплаты в долларах

госучреждение

главный специалист - 170

начальник отдела - 300

частная российская компания

главный специалист - более 1000

начальник отдела - более 1500

частная иностранная компания

главный специалист - более 1700

начальник отдела - 2500

Труженик властных структур, отдав этому неблагодарному делу 10 - 20 лет, может рассчитывать на зарплату, с которой в частной лавочке начинает секретарша "без языка". Молодые чиновники дружно говорят о том, что им не нравится: невозможность улучшить жилищные условия, маленькая зарплата, низкое качество медицинских услуг и так далее. При этом они жалуются на напряженную работу и отсутствие гарантий занятости. Спрашивается, а зачем тогда все это, не лучше ли бросить это место и поискать новое? Нет, не лучше, потому что несколько лет госслужбы - это хороший, что называется, задел на будущее. Это связи и понимание того, как работает самое главное в нашей стране - бюрократическая машина.

Конечно, не все идут на госслужбу за глубинными знаниями. Молодежь читает газеты и помнит, что согласно оценке президента фонда ИНДЕМ Георгия Сатарова ежегодно простые граждане дают чиновникам в виде взяток около 3 млрд долларов, а бизнесмены - около 33,5 млрд. Особенно хороши взятки, получаемые чиновниками от крупного бизнеса: средняя величина составляет 332 тыс. долларов (в малом - 2 тыс. долларов). Жить можно!

- Напишите, что я еще 10 лет назад предложил новый показатель коррупции - "норму соблазна", - говорит известный экономист, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Леонид Григорьев (в недавнем прошлом руководитель Бюро экономического анализа при Правительстве РФ). - Измеряется она так: берете зарплату в частном секторе и делите на зарплату в госсекторе на аналогичной должности. В развитом мире эта "норма соблазна" в пределах двойки, то есть в частном секторе зарплата выше в полтора-два раза. А у нас - раз в двадцать. В пределах двух раз чиновник еще выдерживает. Не каждый, конечно, - мы знаем, что коррупции везде хватает. А если "норма соблазна" равняется двадцати, выдержать очень тяжело.

Чего хочет чиновник

Исследователи полагают, что начинающие бюрократы рассматривают свой административный дебют как прелюдию к настоящей карьере в другом месте. Обидно, конечно, что, осуществляя функции исполнительной власти на местах и в центре, они не столько делом занимаются, сколько накапливают ресурс для своего собственного светлого будущего. Куда они пойдут? Туда, где интересная работа, заработок, хорошие коллеги, повышение квалификации и достойное оснащение рабочего места. Эти моменты отметили как наиболее значимые для себя от 50 до 60 процентов опрошенных. И тут ничего удивительного - к этому стремятся во всем мире.

Зато к общественной пользе эти молодые прагматики абсолютно равнодушны. И признаваться в этом они не стесняются. "В число сравнительно неважных, безразличных для молодых чиновников попала возможность сделать что-то полезное для страны и людей, возможность влиять на принятие и осуществление важных решений, возможность привнести в работу организации что-то новое и прогрессивное. К моральным поощрениям со стороны своей организации молодые чиновники безразличны, они равнодушны к признанию заслуг руководством или к престижности работы в своей организации", - говорится в исследовании.

Получается, что молодой чиновник - такой же персонаж, как и среднестатистический россиянин, рассчитывающий на себя и думающий о себе.

"Государство - серьезная фирма"

"Раскрутить" чиновника на откровенный разговор - дело нелегкое. Такая уж у него психология. "Чиновнику необходимо умение контролировать эмоции, быть эдаким разведчиком - не болтать лишнего, не подставлять верхнее руководство, всегда быть начеку, - рассказывает чиновник, к своим 33 годам занимающий неплохую позицию в одном из федеральных министерств. - Надо иметь аккуратность в знакомствах, контактах - все-таки репутацию достаточно подмочить один раз... хотя есть и другие примеры".

Репутация - это святое... Приходится входить в положение чиновника, согласившегося рассказать о своих буднях, но только анонимно.

Итак, Сергей К., 33 года, пришел на госслужбу из бизнеса. За плечами - экономический факультет МГУ, нынешнее место работы - крупное федеральное министерство:

Кто мы? Я бы разбил молодых чиновников на три группы. Первая - это самые младшие по возрасту и положению, в основном со студенческой скамьи, им от 21 до 25 лет. Они пришли получить опыт работы, знания и контакты, которые позволят им реализовать себя в других сферах. Понимаете, нашей организации приходится взаимодействовать со многими компаниями, где мы являемся контрагентами или акционерами. И если молодой человек прикладывает хоть малейшие усилия, то он получает возможность года через два уйти в коммерческий сектор на хорошую позицию. Причем если бы он пришел в ту же компанию не с госслужбы, а со студенческой скамьи, то на достижение этой позиции у него ушло бы гораздо больше времени.

Из этой первой группы многие уходят, но есть и такие, кто задерживается в госсистеме. Проработав в ней года три, они обзаводятся в коммерческой среде контактами, которые позволяют им получать дополнительные заработки. Каким образом? Просто они помогают бизнесу. Нет, не обязательно это взятки. И не обязательно идти против интересов государства. Скажем, люди обращаются с какой-то просьбой к чиновнику, который входит в совет директоров их АО. Он помогает... решать вопросы, организует информационное обеспечение и так далее. Они могут отблагодарить его следующим образом. По закону о госслужбе чиновник не имеет права получать вознаграждения за свою работу в совете директоров, а компания все равно начисляет ему зарплату. И такие чиновники приходят к выводу, что им нет особого смысла идти в коммерческий сектор. Это вторая группа.

Третья группа молодых чиновников - люди, которые пришли из бизнеса под конкретную задачу. На госслужбе они становятся делегатами определенных фирм, их задача - лоббирование, информационное обеспечение. Они работают, пока это необходимо для их структуры, а потом возвращаются обратно в свою компанию. Пока такой человек находится на госслужбе, компания сохраняет ему зарплату. Такая "командировка" весьма полезна для карьеры - образуются контакты, которые иначе не получить.

Что не нравится на госслужбе? По сравнению с коммерческим сектором результат не всегда конкретизирован. Там все понятно - коммерческий эффект. А здесь - субъективная оценка начальника: насколько ты исполнителен, эффективен, не подставишь ли ты его. Здесь больше всякой психологии и закулисных игр. Если человек прямой, ему будет сложно подстраиваться и держать нос по ветру. Это мне не нравится, но я могу это перенести. Не нравится, когда много политики, когда принимаются неэффективные решения с точки зрения государства или ведомства, а выгодные тому или иному лицу. Происходит группирование по определенным кланам внутри даже одного ведомства и могут подставить... Хотя есть люди, которые в этом как рыба в воде.

Что нравится? Ощущение, что работаешь все-таки на государство... для меня это важно. Ощущаешь, что за тобой какая-то сила, которая помогает тебе не чувствовать себя ущербным, защитить свои интересы в тех же самых государственных органах... даже в обыденной жизни. Гаишник чиновника не то что отпустит, но он войдет в положение.

Думают ли чиновники об интересах общества? Большинство так или иначе настроены на соблюдение интересов государства, а те, кто готов добиваться своего любыми средствами, - это редкость. Большая часть - это все-таки люди со внутренним контролером. Но возможностью дополнительно заработать мало кто ни воспользуется. Молодежь выросла в другой экономической ситуации, и для нее это жизнь. Но каждый сам решает, где он переходит грань, а где нет.

Институт социологии РАН, University of Toronto, В. Магун, Р. Дж. Брим, В. Гимпельсон, С. Морозков, А. Чирикова при поддержке совместного фонда, образованного Университетом города Калгари (Канада) и фондом Горбачева

Журнал "Огонек"
 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru