Что придет на смену однополярному миру?

Теги:политика
 
+
-
edit
 

Jag_22

втянувшийся
РАЗРУШЕНИЕ БАШНИ
Что придет на смену однополярному миру?




Перед Россией сегодня жизненно остро стоит проблема самоидентификации и выбора стратегического направления развития. Одним из важнейших, если не самым важным фактором, который определит успешность предпринимаемых усилий, является ответ на вопрос, каким видит свое место в мире сама Россия. В борьбе за будущее столкнулись две совершенно противоположные, хотя и тесно связанные друг с другом, тенденции. С одной стороны, растущая на глазах глобализация экономических и политических процессов, а с другой, непрекращающееся появление новых национальных государств, мощь многих из которых уже сравнима с мощью ведущих держав мира. Поэтому и перспективы построения глобального мира без границ, несмотря на ряд знаковых событий последних месяцев (вроде оккупации части Югославии войсками НАТО или достижения договоренности между США и Китаем по вопросу вступления последнего в ВТО), которые, казалось бы, достаточно точно указывают магистральное направление развития, остаются далеко не столь однозначными.
Вечный Вавилон

Только сегодня можно в полной мере оценить мудрость библейской притчи о разрушении Вавилонской башни и разделении людей на множество народов и языков. Лишь непосредственное столкновение с угрозой появления миропорядка, основанного на торжестве одной единственной идеологической доктрины (в данном случае, либерализма), и того, что это может принести всему миру, становится предельно четко понятна опасность "конца истории". Тотальная истина (на деле всегда оказывавшаяся заблуждением) угрожает самой идее дальнейшего развития человечества. По сути. "Вавилонская башня" - есть суперпроект, в котором исчерпывается смысл существования людей. Разрушение Башни (неважно, реальное или символическое) в итоге оказывается благом. Многообразие нации означает не только пресловутые сложности в общении и войны-оно дает различные взгляды на мир.

История и раньше знала периоды, когда на десятилетия, а то и века, устанавливался широкий консенсус относительно определенной модели, парадигмы развития, которая становилась доминирующей (империя Александра Македонского и последующая эллинизация древнего мира, Римская империя). История словно замирала, достигая конечной точки. Границы становились прозрачными, люди снова объединялись в "единое человечество". Всем начинало казаться, что Башня наконец-то построена.

Тем не менее, окончательная победа никогда не бывала достигнута. Транснационализация становилась своего рода внешним "раздражителем" для прежде существовавших или же вдруг возникших цивилизационных центров. Один или несколько из них вырабатывали в итоге альтернативную или альтернативные парадигмы развития, основанные, как правило, на национальных, культурных и религиозных особенностях. И Башня неизменно рушилась, а история продолжалась.

Падение империй

Но вслед за транснационализацией неизбежно следует рост активности отдельных цивилизационных центров, вырабатывающих принципиально новую парадигму развития, который хорошо виден и в новейшее время. Предпоследняя волна глобализации (если считать последней сегодняшние новации), начавшаяся после Версальского мира 1918 года, вызвала к жизни торговые войны, похоронившие экономическую глобализацию, привела к росту национализма по всему миру. Вызвав в итоге появление в Европе целой плеяды фашистских государств, во главе с Германией. От проявлений крайнего национализма не укрылась даже Британия - извечный оплот демократии и космополитизма.

Торжество глобализации в 1990-х годах только на первый взгляд выглядит как логическое завершение истории XX века. Более внимательный глаз увидит совсем иную картину. Чем были еще в 1930-40-50-х годах такие страны, как Индия, Китай, Иран, Ирак, Индонезия, Египет. Пакистан, страны Индокитая и Латинской Америки, Африки? Колонии, полуколонии и территории с неопределенным статусом, на которых хозяйничали "белые люди". Сегодня это суверенные страны с многомиллионным населением, некоторые из которых динамично развиваются и зачастую обладают ракетно-ядерным оружием.

История XX века представляет из себя "скорее закат гигантских колониальных империи, истощавших друг друга во взаимном противостоянии, чем столбовую дорогу к единому миру. Распад европейских империй в 1950-60-x годах увеличил число стран на карте мира в разы. Некоторые из них стали не просто украшением глобуса, но и состоялись как абсолютно самостоятельные центры силы (Иран, Индия,Китай), Причем в этом нет ничего удивительного. До попадания в колониальную зависимость от европейцев китайцы и индийцы жили куда лучше своих будущих хозяев. В 1800 году (то есть уже после того как европейцы ограбили обе Америки) подушевой доход в Западной Европе (в долларах США 1960 года) составлял 213 долларов, в Индии 210 долларов, в Китае 228 долларов. Так что крах СССР не был чем-то из ряда вон выходящим и так же подтвердил тенденцию к распаду крупных, "имперских" образований, породив больше десятка новых стран.

В такой трактовке нынешняя глобализация представляется уже не вершиной прогресса, но отчаянной попыткой определенной части мировой элиты удержать раз захваченное лидерство и вызванные им привилегии. А сегодняшние призывы к многополюсному миру - это лишь первые, и надо сказать, весьма робкие на богатом похожими событиями историческом фоне попытки начать управляемую и не конфронтационную разработку альтернативы однополюсному миру.

Фантом победы

Поэтому встает вопрос, можно ли считать нынешнее лидерство США и их претензии на право оставаться сверхдержавой вплоть до того времени, как исчезнут последние границы, а само слово "держава" потеряет всякий смысл, обоснованными? Многое говорит за то, что да, можно. Процесс транснационализации зашел уже очень далеко. Надгосударственные организации все глубже и бесцеремоннее вторгаются во внутреннюю жизнь государств. Идет коренная перестройка методов ведения бизнеса в Германии, Италии, Испании и Франции, где традиционный семейный бизнес заменяется дарвиновской англосаксонской моделью. Новые технологии, прежде всего информационные, внушают надежду на то, что процесс глобализации на этот раз необратим. С помощью электронных СМИ можно с небывалой эффективностью манипулировать массами. Резко возросло число горизонтальных связей между представителями различных национальных государств, в том числе и на уровне элит.

Космополитизация элит, все сильнее персонально завязанных на выгоды от глобализации, - другая наиболее важная тенденция последних лет. Она вносит принципиальную новизну в параллельно идущие процессы интеграции и дезинтеграции мировой цивилизации. ТНК стали принципиально новым агентом, двигающим глобализацию. Если во времена империй всегда имелось совершенно четкое национальное разделение между метрополией и колонией, то сегодня грани стираются и американские рабочие получают все больше оснований считать, что они являются жертвами ТНК не в меньшей степени, чем китайцы или латиноамеркианцы. Даже самые мощные национальные государства Запада все больше напоминают лоббистов тех или иных корпораций. Поэтому рассматривать Америку в традиционных терминах как сверхдержаву совершенно не верно - сегодня это главное место базирования транснациональной мировой элиты, которая опирается на силовые ресурсы США.

Однако именно в этом и заключается одна из основных угроз однополярному миру. Стабильность западных государств, базирующаяся на высоком уровне жизни граждан, которая и обеспечивала им многие преимущества относительно остальной части человечества (вроде полюса притяжения для "мозгов"), оказывается под угрозой. Миропорядок, в котором даже США, обладающие массой односторонних преференций, сталкиваются с неустранимыми противоречиями, вроде необходимости сохранять определенные производства на национальной территории, падением их эффективности и нарастанием недовольства занятых на таких предприятиях работников, с высокой степенью уверенности можно назвать обреченным.

Тем более что созданные Западом международные организации вроде ВТО или МВФ не показали себя высоко адаптивными. Реформа МВФ, о которой очень долго

идут разговоры, так и не состоялась и в принципе не может состояться, так как реформировать МВФ - значит его уничтожить и создать заново. При этом откровенно политически обоснованная позиция МВФ по вопросу о предоставления России очередной порции кредитов разжаловала фонд до уровня марионеточной организации, что катастрофически снижает авторитет фонда в качестве "финансового советника". Последний саммит ВТО в Сиэтле также показал, что существуют непреодолимые противоречия даже между США и их союзниками, не говоря уже об остальном мире, которые не могут быть сняты в рамках взаимовыгодных решений.

Актуальность подобной оценки возрастет особенно, если учесть, что нынешняя степень глобализации мировой экономики была достигнута на волне экономического роста в развитых странах, прежде всего США. Стоит Западу войти в понижательную фазу экономического цикла и дезинтеграционные процессы пойдут тем быстрее, чем глубже до того зашли процессы интеграционные. Нельзя сказать, чтобы этого не понимали на Западе, где сегодня делаются серьезные попытки создать систему номинальной передачи функций экономического лидерства от одного региона к другому, от США к Японии и ЕС по цепочки. При этом на фоне бурного экономического роста в одном из центров, оставшиеся получают возможность провести реструктуризацию в благоприятных внешних экономических условиях. Однако в какой мере эту схему удастся реализовать - еще большой вопрос.

Полицентризм

Ибо одна из основных опасностей поджидает сторонников транснационализации даже не со стороны традиционных оппонентов, вернее - тех, кто в последние годы рассматривается в качестве таковых (вроде России, Китая, Ирана). Германия полностью избавилась от комплекса вины, сдерживавшего ее от экспансионистских проектов, и переживает определенный этап национального самоутверждения. Сегодня становится совершенно очевидно, что в течение девяностых годов Германия незаметно с помощью экономических инструментов реализовала многие из своих давних геополитических планов, как то:

выход к теплому морю (через Австрию, Словению, Хорватию и Боснию), покорение Восточной Европы или тесный союз с Турцией. С другой стороны. Япония также незаметно готовится к выходу из тени. Обладая всем необходимым для производства современного ракетно-ядерного оружия. Страна Восходящего Солнца уже давно является совершенно незаменимым для США партнером в области производства вооружений. И незаметно увеличивает долю своих военных расходов в ВВП, вызывая в памяти соседей неприятные исторические ассоциации.

Можно, конечно, назвать все эти примеры свидетельством паникерства. Однако то, что правящая в США элита утратила чувство национальной самоидентификации и историческое зрение, вовсе не означает, что подобные процессы идут и в других странах. Тем более в странах, переживших сокрушительное поражение, атомные бомбардировки и многолетнюю оккупацию. Скорее можно говорить об обратном, о росте национального самосознания в наиболее политически активной части населения, что чревато уже имевшими место в истории конфликтами между молодым амбициозным офицерством и промышленными кругами.

Впрочем было бы странно ожидать чего-либо иного. Стремясь разрушить "не вписывающиеся" в схемы государства, стимулируя в них сепаратизм национальных меньшинств, глобалисты лишь порождают цепную реакцию ответного национализма. С этой точки зрения, наступления "конца истории" ожидать не приходится. Однако насколько соответствует российским интересам могущая возникнуть в результате дезинтеграции полицентричная конфигурация мира и ускорение исторического процесса? Даже само перечисление центров силы (Германия, Турция, талибы, Китай, Япония) не обещает ослабленной России ничего хорошего. И заставляет ее восстанавливать отношения с проверенными временем союзниками (Вьетнамом, Монголией, Узбекистаном, Индией, Ираном), искать контактов с новыми (вроде Индонезии).

Ослабленным состоянием России и куда более выигрышным состоянием потенциальных конкурентов, сумевших использовать девяностые для собственного усиления, определятся и тактика. Для Москвы наиболее выгодным все-таки является недопущение конфронтационных сценариев, способных вызвать перенапряжение сил. Но формирование альтернативного США полюса - собирание всех возможных союзников вокруг идеи формирования многополюсного мира, поливариантности развития цивилизаций. Которая с одной стороны представляет из себя. пожалуй, единственную разумную альтернативу однополярному миру, с одной стороны, а с другой, является разумным, просвещенным выражением национализма. Россия должна попытаться осуществить синтез тезиса и антитезиса мирового исторического процесса. Возможно, именно в этом ее предназначение.

Павел БЫКОВ, Петр ВЛАСОВ (журнал. "Эксперт")

Два пути

В России очень широко распространено мнение о необходимости обратиться к "китайскому опыту" проведения экономической модернизации. И даже шире - к китайскому опыту взаимоотношений с внешним миром, и в первую очередь, конечно, с Западом. Между тем успешность "китайской модели" неочевидна.

Начать с того, что задачи, которые Китай сравнительно успешно решал на протяжении последних десяти-пятнадцати лет имеют весьма малое отношение к реальным проблемам России. Имеющий колоссальное сельское население Китай решает задачу ускоренной модернизации экономики за счет ресурсов деревни, что можно сравнить с опытом индустриализации в СССР. Который совершенно не подходит высоко урбанизированной России. Перед Россией скорее стоит обратная задача - ограниченной деурбанизации или, точнее, развития средних и малых городов и окружающих их деревень.

Китай принципиально делает ставку на транснационализацию. Причем одним из важнейших факторов успеха является процесс транснационализации китайской элиты, направленный на ее глубокую конвергенцию с активно формирующейся сегодня элитой общемировой, в которой китайская составляющая должна стать одной из важнейших, если не абсолютно доминирующей. Об этом говорит, в частности, то, что в последние год-два неуклонно увеличивается частота появления "китайских следов" во многих знаковых корпоративных событиях на Западе. Свидетельством этого процесса также может служить все более настороженное отношение к Китаю со стороны даже тех американских кругов, которые только с натяжкой можно назвать консервативными. Можно говорить даже о том. что. не имея в лице КНР стратегического союзника и не опираясь на его ресурсы, та часть американской элиты, которая делает ставку на глобализацию, в самих США была бы уже отодвинута от власти.

Ярким антиподом "китайскому опыту" является политика, проводимая руководством "геополитического близнеца" КНР - Индии. Даже во времена правления умеренного ИНК Дели проводил сравнительно "изоляционистскую" политику (в том числе жесткий протекционизм в торговле). С приходом к власти нынешнего, национал-индуистского правительства эта тенденция только усилилась, что наиболее ярко выразилось в проведении испытаний ядерного оружия, несмотря на прогнозируемо негативную реакцию "международного сообщества". Но как это ни покажется странным, такая политика только повышает авторитет Дели. Несмотря на высокую степень демократичности политического устройства Индии, на Западе ее традиционно опасаются, пожалуй, даже больше, чем Китая, видя в ней потенциального идеологического конкурента. Но даже ядерные испытания не заставили Запад пойти на введение экономических санкций против Индии, которые, вообще говоря, оказали бы весьма незначительное воздействие на ее экономику и повредили бы западным компаниям больше, чем самим индийцам.

Высокая степень самодостаточности, не в последнюю очередь определяемая идеологической самостоятельностью. исторически характерна для Индии. Если сравнить модель поведения Китая и Индии в послевоенное время, то различия между этими двумя странами бросаются в глаза. Если Китай "маневрировал", присоединяясь то к СССР, то к США, в желании провести экономическую модернизацию, и заимствуя при этом в качестве попутного продукта и идеологические ценности, - то Индия изначально оказалась нацелена на развитие собственной фундаментальной науки (весьма конкурентоспособной на сегодняшний день по многим приоритетным направлениям) и выступила одним из инициаторов движения неприсоединения.

(журнал "Дети фельдмаршала")

 

Waldi

втянувшийся
=Германия реализовала многие из своих давних геополитических планов, как то: выход к теплому морю (через Австрию, Словению, Хорватию и Боснию), покорение Восточной Европы или тесный союз с Турцией.=
Забавно, очень уж мне это все жириновские сапоги в Индийском океане напомнило... Напомню, Германия имеет выход к двум незамерзающим, а летом даже теплым морям - Балтийское и Северное, к Адриатике и Средиземному морю имеет выход вот уже 70-80 лет через Италию, а последние полвека и через Францию. А любой выход к морю через Балканы будет делом слишком хлопотным, нестабильным и чреватым, чтобы можно было на него долгосрочно полагаться. Балканы - дело тонкое, вспомние, что все беды ХХ века начались именнo там.
Тесный, хотя и не безоговорочный, союз с Турцией тоже не в последние годы сложился. Покорение "Восточной Европы" - вопрос, конечно, интересный. Оне сами рвутся, чтобы их покорили.

=своих давних геополитических планов=
Это намек на нацистское прошлое? Чушь собачья. Любой стране присуще развивать свою экономику и зону экономического влияния.

[Редактировалось Waldi (14-08-2000 в 18:08).]
[...падал прошлогодний снег...]  
RU johnkey68 #15.09.2014 13:24
+
+7
-
edit
 

johnkey68

старожил
★★★★
Очередной проснувшийся.

Юрген Эльзессер: Нужно покончить c американской оккупацией Германии!

Немецкий независимый журналист и главный редактор журнала COMPACT Юрген Эльзессер (Jürgen Elsässer) требует покончить с американской оккупацией Германии. Журналист заявляет, что Германия является американской колонией, а немецкие политики служат не собственному народу, а действуют в интересах Вашингтона.

В целом, по Европе начинают крепнуть и набирать силу антиамериканские настроения, выступающие за принятие решений в ЕС без внешнего влияния. Европейцы начинают понимать, что власть, которую они выбрали, уже не служит национальным интересам их стран. Французский лидер Национального фронта Марин Ле Пен, яркий тому пример. Ле Пен в открытую заявляет, что Франция не является суверенным государством и необходимо бороться за независимое принятие решений. Марин Ле Пен неоднократно подчеркивала, что для Франции США - это конкурент, а Россия - партнер.

Юрген Эльзессер: Нужно покончить c американской оккупацией Германии!

Немецкий независимый журналист и главный редактор журнала COMPACT Юрген Эльзессер (Jürgen Elsässer) требует покончить с американской оккупацией Германии. Журналист… // beriozka-rus.livejournal.com
 
Balancer: Это не про Украину.; предупреждение (+1) по категории «Флуд или офтопик»
AD Реклама Google — средство выживания форумов :)
+
-
edit
 

stas27

эксперт
★★★☆
johnkey68> http://fishki.net/upload/.../15/69a520473c73391b5562584c18df35b6.jpg
johnkey68> Очередной проснувшийся.
johnkey68> Юрген Эльзессер: Нужно покончить c американской оккупацией Германии!
...
johnkey68> Мудрее всего - время, ибо оно раскрывает все. - Юрген Эльзессер: Нужно покончить c американской оккупацией Германии!

Что-то статья проснувшегося вызывает сомнения: он пишет о том, что у Меркель падает популярность, не приводя цифр. Гугл говорит обратное:

German government approval rating at record high - poll | Reuters

(Reuters) - Germans' satisfaction with their government has reached an all-time high, a survey has found, with 57 percent declaring themselves happy with Angela Merkel's right-left coalition, and 74 percent // uk.reuters.com
 

8 августа зафиксирован самый высокий уровень одобрения правительства Меркель и 70% опрошенных поддерживают санкции против России. Ясно, что это 1 опрос 1000 чел., но их там хорошо настропалились делать при желании. А прозревший циферок не приводит вообще :ne_nau:
С уважением, Стас.  

Последние действия над темой

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru