Правозащитники без масок. Взгляд изнутри.

Теги:политика
 
1 2 3 4
+
+2
-
edit
 

U235

старожил
★★★★★

ЗАЩИТНИКИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА ИЛИ "АГЕНТЫ ГЛОБАЛИЗМА"?
Кого защищают, а кого нет российские правозащитники

Попов Олег Алексеевич, окончил в 1965 году Московский Энергетический Институт. В 1977 году защитил кандидатскую диссертацию в Московском Университете по физике плазмы .

С начала 70-х годов принимал участие в советском правозащитном "движении".

С 1982 года живет в США. Последние 10 лет работает ст.н.с. в научном центре компании Мацушита (Matsushita) в штате Массачуcетс. Автор монографии и большого количества статей и патентов в области физики и техники газового разряда. Имеет публикации на "правозащитную тематику" в российских периодических изданиях.

Напомню те дни, когда в Лондоне проходил процесс над бывшим чеченским полевым командиром Ахмедом Закаевым, обвинямым в преступлениях, совершенных им в ходе двух Чеченских войн. В качестве свидетелей защиты на процесс из Москвы прибыли правозащитники, члены Государственной Думы С.А. Ковалев и Ю.А. Рыбаков, и член правозащитного общества “Мемориал” А.М. Черкасов.

Оставим в стороне юридическую сторону дела: виновен или нет в предьявляемых ему преступлениях Закаев. Oбратим внимание читателя на следующее обстоятельство: российские правозащитники с самого начала процесса заняли сторону одного из руководителей чеченского военно-криминального режима, в течении 10 лет находившегося в открытой конфронтации с Российским государством. Такой выбор не случаен: практически в любом конфликте, в котором “замешано” российское государство, российские правозащитники занимают сторону противника - будь-то руководство бандитской Ичкерии, или обвиняемые в шпионаже ученые и журналисты. Даже в захвате чеченскими террористами здания театра на Дубровке, российские правозащитники узрели вину Российских властей, причем не меньшую (а некоторые – Е.Г. Боннер, А.П. Подрабинек, Л.А. Пономарев, А.Ю. Блинушов, Е.Н. Санникова, Н.Храмов – даже большую), чем вину террористов.

В то же время, в отношении т.н. демократических государств, в первую очередь, США и Израиля, установка правозащитников абсолютно противоположная: вину за терракты они полностью возлагают на мусульманскую сторону. Причем, обоснования терроризма они находят в самом исламе, в Коране и его сурах (С.А. Ковалев). Тех же, кто критикует действия Израиля на оккупированных им территориях Палестины, правозащитники обвиняют в поддержке терроризма и в... антисемитизме. Вот образец: “...европейские митинги - это ужасно. И это уже даже не антивоенные выступления, и никак не в защиту мирного населения палестинского, а это - поддержка террора, ...это просто антисемитская кампания.” (Из интервью Е.Г. Боннер радиостанции Немецкая Волна).

А вот, что говорит об агрессии США в Ираке правозащитник С.А. Ковалев, обычно занимающий умеренную позицию: “Это такая ситуация, когда, с одной стороны, безнравственно (и очень опасно, кстати) терпеть, как в том или ином районе земного шара страдают люди, а с другой стороны, трудно смириться с тем, что что-то предпринимается только какой-нибудь одной страной, или небольшой группой стран, или даже пусть большой группой стран в нарушение существующего международного порядка”. И дальше: “Не было (у американцев - О.П.) только одного - оснований для того, чтобы спокойно взирать на безобразия Саддама Хусейна” (“Новое Время”, #18-19, 2003 г). Обратите внимание – ни слова об агрессии США. Просто – “что-то предпринимается.... в нарушение международного порядка”. Да к тому же “вынужденно”, поскольку США не могли “спокойно взирать на безобразия”... Можете себе представить, каков был бы язык и тон у того же С.А. Ковалева, если бы не США, а Россия совершила нападение на Ирак, а затем и оккупировала его!

Более радикальные (и менее дипломатичные) российские правозащитники выражаются определеннее. В.И. Новодворская предлагает буквально следующее: “Назначить Соединенные Штаты главой правозащитного сообщества, как бы членом коллектива Хельсинкской группы, а всем правозащитникам готовить для них материал: какие нарушения прав человека на Кубе, в Северной Корее, в Иране. А они будут выбирать, с кого начать в следующий раз.” (журнал “Новое Время”, #18-19, 2003 г.). Новодворская просто озвучила то, что уже и так давно происходит: либеральный истеблишмент США устами американской правозащитной организации Human Rights Watch решает, кого судить, а кого миловать, а российские правозащитники поставляют им необходимые материалы – о войне в Чечне или о “зажиме” правительством РФ российских средств массовой информации.

Правозащитники Е.Г. Боннер и В.К. Буковский идут еще дальше – они публично призывают президента США объявить Россию террористическим государством, которое “ничем не лучше чем режим Саддама Хуссейна”. (“Открытое письмо Президенту США Дж. Бушу”, http://www.frontpagemag.com), Какие выводы должен сделать Буш из этого письма, разъяснять не требуется – Югославию и Ирак американцы уже отбомбили и оккупировали. На очереди Иран, Сирия, далее везде, включая Россию..

В Греции был задержан бывший олигарх и миллиардер В.А. Гусинский, обвиняемый российской прокуратурой в “незаконном присвоении 250 мил. долларов США”. Ну, скажите, разве имеет воровство в особо крупных размерах какое-либо отношение к защите прав человека? Оказывается, имеет, если обвиняемый “внес значительный вклад в укрепление демократических процессов в России.. и обеспечивал реальный доступ сторонникам демократических ценностей к многомиллионной аудитории”. Нет, это не выдержки из письма руководства Всемирного Еврейского Конгресса, членом которого Гусинский когда-то состоял. Это - из обращения к греческим властям группы российских правозащитников: Л.М. Алексеевой, А.В. Бабушкина, Л.А. Пономарева, С.А. Ганнушкиной, С.А. Ковалева. Л.С. Левинсона, Г.П. Якунина, А.Ю. Блинушова, Ю.В. Самодурова, Э.И. Черного, Е.Г. Боннер. (http://www.hro.org).

Вот так понимают правосудие руководители ведущих российских правозащитных организаций! Они ведь не оспаривают существо обвинений против Гусинского, не заверяют греческие власти в его полной невиновности. Отнюдь! Они просто просят не выдавать “нашего”, тем более, что в России, дескать “практикуются пытки и истязания” (Права человека в России | лента новостей)

Откровенные враги российской государственности, выступающие под флагом правозащиты, как, например, А.П. Подрабинек, советуют международным финансовым организациям держать Россию на голодном пайке, пока та не “интегрируется в общемировой порядок”, и высказывают пожелание, чтобы Россия оставалась “в экономическом отношении слабой, а в военом – немощной” (А.П. Подрабинек, “Опасность сильной России”, http://www.forum.msk.ru).

То, что статьи, заявления и высказывания Е. Г. Боннер, А. П. Подрабинека, В.И. Новодворской мало имеют общего с защитой прав человека – вряд ли вызовет возражения. Зато возникают вопросы к правозащитному сайту Права человека в России | лента новостей, не только предоставляющему свои “страницы” А.П. Подрабинеку и Е.Г. Боннер, но и публикующему панегерик Е.Г. Боннер, и призывающего по ней “сверять свои жизненные часы”.

...Откуда у российских правозащитников такая ненависть к российскому государству, к своему Отечеству? Или Россия – уже не Родина для них, а всего лишь страна “вынужденного проживания”? А может действительно справедливы обвинения в адрес российских правозащитников, что главный смысл их деятельности – это создание в стране инфраструктуры и атмосферы, благоприятных для проведения успешной идеологической и психологической войны, которую вот уже более 50 лет ведут против нашей страны Соединенныe Штатов Америки? Ведь не случайно, так много “сил и сердца” (и, разумеется, средств, предоставляемых им западными фондами) уделяют правозащитники созданию разветвленной сети школ и центров, консультирующих молодых людей на предмет избежания призыва в армию: Вот эпиграф к одной из подобных публикаций: “Если служба в армии - это долг Родине, то когда я успел столько задолжать?” (Иван Самарин, “Не ходи, студент, в армию гулять!” Права человека в России | лента новостей)

В ходе гражданской войны 1992-1993 г.г. более 75% русского населения Таджикистана (280 тыс. человек) были “выдавлены” из мест своего проживания и оказались в России на положении беженцев. Но ни одной строчки не уделили правозащитные организации и их вебсайты “этническим чисткам” русского населения в Таджикистане.

Правящие режимы в Латвии и Эстонии установили в своих республиках режим апартеида для “некоренного” населения, то бишь для русских. Московские же правозащитные организации прекрасно знали об этом, но категорически не желали заниматься правами бывших “колонизаторов” в бывших республиках советской “коммунистической империи”, как до сих называют Советский Союз российские правозащитники.

На протяжении нескольких лет военно-криминальный режим Дудаева-Масхадова уничтожал русское население, изгонял его из Чечни. Но ни один российской правозащитник, ни одна российская правозащитная организация – от Мемориала до Московской Хельсинкской Группы не подняла голос в защиту прав русских Чечни на жизнь, на кров, на защиту от бандитского беспредела чеченских сепаратистов.

Просмотрев доступную мне правозащитную периодику за последние несколько лет, я обнаружил, что в ней вообще отсутствует такая проблема, как нарушение прав русских, как культурно-этнической группы – как в Российской Федерации, так и в бывших союзных республиках. В чем здесь дело? Или российские правозащитники действительно русофобы, как утверждают некоторые их критики?

В настоящей статье сделана попытка показать, что анти-российские и про-западные установки нынешних российских правозащитников имеют свои истоки в правозащитном движении времен брежневской эпохи. В статье также пойдет речь об идеологии либерализма – этой мировозренческой базы не только правозащитного движения, но и российской “про-западной” интеллигенции, а также части делового сословия, в первую очередь – “новорусской” компрадорской буржуазии.

Статья эта – не “выбранные страницы” из истории правозащитного движения СССР и России и тем более, не жизнеописание правозащитников, рассказывающее об их самоотверженности и мужестве. Для автора статьи – правозащитное движение это не только объект исследования, но и часть его прошлой жизни, в которой он разделял многие идеи и иллюзии либерализма, этого, по словам философа А.С. Панарина, “опиума интеллигенции” (А.С. Панарин, “Север – Юг: сценарии обозримого будущего”, Наш Современник, # 5, 2003 г.).

Два поколения правозащитников.

Современных российских правозащитников можно разделить на две неравные группы: меньшая группа, - правозащитники старшего поколения (“старая гвардия”), и бОльшая группа - “молодежь”, пришедшая в движение после перестройки. “Старая гвардия” сформировалась в 60-70-х годах и была частью движения инакомыслия, возникшего в Советском Союзе на волне “оттепели” и хрущевских разоблачений “сталинизма”. “Старики”, в основном, живут в Москве, где сосредоточены ведущие российские правозащитные организации, такие как Международное общество “Мемориал” (С.А. Ковалев, А.Ю. Даниель, А.Б. Рогинский, О.П. Орлов), Московская Хельсинская группа (Л.М. Алексеева), “Право ребенка” (Б.Л. Альтшулер), Фонд в защиту гласности (А.К. Симонов), Движение за права человека (Л.А. Пономарев), Центр содействия реформе уголовного правосудия (В.Ф. Абрамкин), Комитет Солдатских Матерей (В.Д. Мельникова), Группа изучения правозащитного движения (А.О. Смирнов), Общественный Фонд “Гласность” (С.И. Григорьянц), правозащитное агенство “Прима” (А.П. Подрабинек), Форум переселенческих организаций (Л.И. Графова). Комитет “За Гражданские права” (А.В. Бабушкин), Международное бюро по правам человека (А.М. Брод).

“Молодежь” пришла в правозащитное движение в середине 90-х годов прошлого века и образует костяк и основную “массу” правозащитных организаций, созданных практически в каждом областном городе и в каждой столице автономной республики. Общее количество правозащитников мне неизвестно, думается, несколько тысяч человек. Именно “молодежь” занимается практической правозащитной деятельностью, спектр которой простирается от помощи (юридической и материальной) семьям солдат, погибших от “дедовщины”, несчастных случаев – до предоставления международным правозащитным организациям материалов по состоянию дел с правами человека в Чечне и “проявлений антисемитизма” в России.

В течение последних лет в Москве, Питере, Перми, Екатеринбурге, Новосибирске, Краснодаре, Томске и других городах с помощью “стариков”, главным образом, из Московской Хельсинской группы, были образованы “правозащитные центры” и институты, связаные между собой не только интернетовской сетью, но и регулярными семинарами, школами, конференциями. Особенно активную деятельность проявляют правозащитные организации в проведении консультаций среди юношей призывного возраста на предмет избежания призыва в армию. (см. сайт Права человека в России | лента новостей)

Хотя в правозащитном движении “стариков” осталось немного, именно они определили и продолжают определять философию и практику нынешнего правозащитного движения в России.

“Мы требуем соблюдения советских законов!”

За исключением немногих противников советской государственности, вроде В.К. Буковского, деятельность правозащитников в середине 60-х годов в целом соответствовала прямому смыслу выражения “защита прав человека”. Идеологами правозащитного движения тех лет следует считать математика А.С. Есенина-Вольпина и физика В.Н. Чалидзе. Они полагали, что в рамках советской системы можно и следует добиваться гласности и улучшения ситуации с политическими и гражданскими правами человека, требуя от советских властей соблюдения советских законов. Типичными лозунгами правозащитного движения тех лет были: “Мы требуем гласности!”, “Мы требуем соблюдения советских законов!” и “Уважайте советскую Конституцию!”. В соответствии с этой позицией, все свои обращения и заявления правозащитники посылали в соответствующие советские инстанции. С целью изучения проблем прав человека в СССР, в ноябре 1970 года по инициативе В.Н. Чалидзе был образован Комитет прав человека в СССР. В него вошли физики А.Д. Сахаров и А.И. Твердохлебов и математик И.Р. Шафаревич; экспертами Комитета стали А.С. Есенин-Вольпин и Б.М. Цукерман. Помимо “теоретической” деятельности, члены Комитета давали консультации по правовым вопросам.

Среди правозащитников тех лет было много бывших политзаключенных сталинских времен – Ю.А. Гастев, А.С. Есенин-Вольпин, А.Э. Левитин-Краснов, В.М. Красин, П.И. Якир, П.М. Егидес-Абовин, В.Л. Гершуни, Ю. А. Айхенвальд. Несправедливость наказания и страдания в лагере/ссылке – безусловно повлияли на отношение бывших п/зк к советской власти и к официальной идеологии. И тем не менее, есть все основания полагать, что в середине 60-х годов большинство из правозащитников разделяли в той или иной степени социалистические и даже либерально-коммунистические убеждения (П.М. Егидес -Абовин, П.Г. Григоренко, О.И. Алтунян, А.И. Костерин, П.И. Якир, В.В. Павленков).

В правозащитной деятельности тех лет принимали участие люди различных убеждений и взглядов - христиане (отец С. Желудков, Г.П. Якунин, отец Д. Дудко, В.И. Щеглов), русские националисты (И.Р. Шафаревич, В.Н. Осипов, Ю.Т. Галансков), и даже сионисты (В. Свечинский, Н.Н. Мейман, В.А. Рубин). Однако, бОльшую часть правозащитников тех лет составляли люди либеральных убеждений, и их число неуклонно росло по мере угасания надежд на “социализм с человеческим лицом”. Это обстоятельство чрезвычайно важно, поскольку именно “либералы” образуют нынешнее российское ядро “старой гвардии” - С.А. Ковалев, Л.И. Богораз, А.Ю. Даниэль, А.О. Смирнов (Костерин), А.Б. Рогинский, Л.М. Алексеева, А.П. Подрабинек, С.И. Григорьянц, Е.Г. Боннер, Ю.А. Рыбаков, Л.Г. Терновский, М.С. Гольдман, В.К. Борщев, В.М. Гефтер, В.Ф. Абрамкин, М.Н. Ланда.

Я привел фамилии этих людей еще и потому, что они не только активно участвуют в правозащитном движении, но и выступают в печати по правозащитным и политическим проблемам. (Замечу, что последовательными либералами считают себя В.И. Новодворская, Н. Храмов, В. Шендерович, Д.В. Драгунский, Г.К. Каспаров, А.С. Политковская, И. Мильштейн, В. Корсунский, активно выступающие в печати на “правозащитные” темы).

Как известно, человек, придерживаюшийся либеральных взглядов, разделяет концепцию прав человека, базирующуюся на доктрине “естественных прав” Джона Локка и Жака Маритэна. В соответствии с ней все люди от рожденья обладают т.н. “основными правами” - правом на жизнь, на свободу слова, передвижений (эмиграции). Как сказано во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, “все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах”. Более того, эти “основные права человека” есть права - “прирожденные, естественные и неотчуждаемые” и не могут нарушаться государством. Помимо “естественной” (природной) доктрины прав человека существует и другие, такие как “моральные” и “договорные”, возникшие в Западной Европе в ХVII – ХIX веках, в период перехода европейских обществ от сословно-феодальных к буржуазно-капиталистическим.

Либералы, в полном соответствии с Всеобщей декларации прав человека, полагают “основные права человека” абсолютными, “трансцендентальными” и наднациональными категориями, применимыми ко всем народам и во все времена, независимо от традиций, культуры, социальных и производственных отношений. В конкретных же условиях идеологической и информационной войны между США и СССР реализация требования “либеральных свобод” - на свободу распространения информации - устраняла препятствия для пропаганды идей и воззрений, враждебных не только прявящей идеологии и политической структуре Советского Союза, но и социально-экономической системе, сложившейся в СССР. И хотя, с чисто юридической точки зрения в этом требовании не было ничего “криминального”, сам факт такого требования свидетельствует об определенной политической позиции, занятой правозащитниками, независимо от того, как они сами ее интерпретировали.

К требованиям “свободы получения информации” примыкает и требование “гласности”, что в середине 60-х годов, в основном, сводилось к требованию “открытых судов” над арестованными советскими писателями (А.Д. Синявский, Ю.С. Даниэль, А.А. Амальрик, И.A. Бродский) и диссидентами. Однако, практически на каждом таком суде был кто-то из родственников подсудимого, так что из зала суда поступала достаточно полная информация, что позволило позже публиковать в Самиздате полный отчет о процессе. Более того, с конца 60-х годов защищать диссидентов брались адвокаты, не боящиеся сообщать “общественности” детали судебного процесса. Некоторые из них и сами вскоре стали диссидентами и правозащитниками (С.В. Каллистратова, Д.И. Каминская, Б. Золотухин). Видимо, поэтому, в последующем, требование “гласности” постепенно исчезло из “правозащитного словаря”, и лишь М.Г. Горбачев возродил гласность и сделал его одним из главных пропагандистских лозунгов перестройки.
 
В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее  

U235

старожил
★★★★★

Вернемся во вторую половину 60-х годов. Тот этап в правозащитном движении часто называют периодом попыток установления диалога с властью. Однако, диалог с властями на предмет соблюдения властями советской Конституции был с самого начала обречен на неудачу, уже хотя бы потому, что советская юридическая практика не зиждилась на формальном праве и правовых институтах, в том числе и не на Конституции. Она руководствовалась т.н. “традиционным правом”, которое опиралось на неправовой институт, каковым в СССР в те годы был партийно-государственный аппарат, стоявший над формальным правом и над всеми юридическими институтами - судом, прокуратурой, адвокатурой. Поэтому, требование соблюдения формального права и Конституции фактически означало требование ликвидации контроля партаппарата над всеми остальными институтами государства со всеми непредсказуемыми последствиями для советской государственности, и потому являлось политическим актом, независимо от того, осознавали это правозащитники и диссиденты или нет.

Вплоть до августа 1968 года у многих советских инакомыслящих еще теплились надежды, что советское руководство пойдет по пути демократических реформ. Однако, после появления советских танков на Вацлавской площади, надежды эти стали быстро улетучиваться. В этой ситуации, требовать от властей выполнения советских законов в области прав человека, ЗАВЕДОМО зная, что власти не пойдут на это, было неискренним и преследовало иные, нежели заявленные правозащитниками цели.

Действительно, если у авторов обращений и призывов к советским властям не было оснований полагать, что те пойдут на “положительное” решение проблемы с правами человека, то ОТКРЫТЫЕ, то есть адресованные ВСЕМ заявления и обращения – становились чисто пропагандистскими акциями, цель которых - привлечь ВСЕОБЩЕЕ внимание к нарушению советскими властями их собственных законов. Как писал позднее В.К. Буковский – мы хотели “показать всему миру их (советских властей – О.П.) истинное лицо”. (В.К. Буковский “И возвращается ветер”). Совершенно очевидно, что это была “политика”, основаная на подмене защиты прав человека пропагандистской акцией, имеющей мало общего с правозащитой. Политика, которая стала постепенно вытеснять на обочину движения действительно “положительные”, то есть, могущие принести пользу стране, формы активности, в первую очередь, теоретические разработки правовых и политических проблем, перед которыми стоял Советский Союз.

Партократическое руководство Советского Союза видело в требованиях гласности и соблюдения гражданских и политических прав не только угрозу своей власти (хотя и осознавало ее в иных, чем правозащитники, политических терминах), но и угрозу стабильности политико-экономической и социальной системе. Поэтому, к середине 70-х годов власти фактически разгромили первую волну правозащитного движения, посадив одних за решетку, а других вытолкнув за рубеж. Этими репрессиями они “убедили” советскую интеллигенцию в том, что защита основных прав человека в СССР дело не только бесперспективное, но и абсолютно бессмысленное, поскольку защищать-то, собственно, нечего: этих самых “основных” прав - на свободу слова, свободу ассоциаций и собраний - в Советском Союзе нет, и давать эти права народу власть не собирается. Бороться же за изменение политического строя и устранение власти партаппарата, дабы создать условия для реализации этих самых прав – дело явно политическое и подпадало под т.н. “антисоветские статьи” (ст.70 и ст.72) УК РСФСР.

Таким вот образом, власти “отвели” от правозащитного движения “широкие массы” интеллигенции и студенчества и загнали правозащитников фактически в подполье. Так, что к середине 70-х годов правозащитники остались практически один на один с советским партийным аппаратом и его репрессивными органами.


От защиты прав человека к “разоблачению режима”

Оставшиеся на свободе правозащитники были озабочены уже не столько тем, как соблюдают власти советские законы, сколько судьбой своих арестованных коллег и диссидентов, осужденных властями, причем с явным нарушением советских и международных законов. Иными словами, деятельность правозащитников стала смещаться из правовой сферы в гуманитарную и информационную. Гуманитарная деятельность заключалась в материальной помощи политзаключенным и их семьям, а информационная - в сборе, печатании, распространении и передаче на Запад фактов преследований неугодных властям лиц, а также некоторых религиозных, национальных и культурных групп в СССР. Продолжал выходить, хотя и с перерывами, основанный 30 апреля 1968 года, неподцензурный правозащитный журнал “Хроника текущих событий”.

Поскольку первоначальная цель правозащитников - превращение Советского Союза в правовое государство перестало быть для правозащитников актуальной политической задачей на обозримый период времени, то и их мотивации стали меняться. Из по большей части патриотических (служение Отечеству), они все больше становились чисто личностными - моральное противостояние “режиму”, принцип “не могу молчать”, а также - “продемонстрировать всему миру истинную сущность режима”.

И здесь необходимо сделать необходимые комментарии насчет личностных мотивов и морального противостояния. Подавляющее большинство советских людей приняло равнодушно попытки правозащитников аппелировать к Конституции СССР. Поэтому (хотя и не только поэтому) советские правозащитники не стали частью какого-либо социального или политического движения. Борьба за право на свободу слова и на свободное распространение информации не имела в России легитимности - ни в культуре, ни в национальной традиции. Как ни парадоксально, но единственным источником ее легитимности была советская Конституция, отражавшая несоответствие между идеальной целью – коммунизмом - и реальным общественно-политическим и экономическим строем, сложившимся в после-октябрьский период и мало что имевшим общего с доктринерским марксовым коммунизмом. И в государстве традиционного типа, каковым, по существу являлся Советский Союз, Конституция была не столько правовой, юридической категорией, сколько декларацией, вроде Всеобщей Декларации Прав Человека, а также национальным символом, как, скажем, Гимн Советского Союза.

Суждение А.Ю. Даниэля, что создание Инициативной Группы было “попыткой создать в стране ячейку гражданского общества – не политическую, а гражданскую альтернативу режиму” (А.Ю. Даниэль, “Они прошли свой крестный путь. Инициативная группа”, Правозащитник #1, 2000 г.) – совершенно безосновательно. Никакой “ячейки” гражданского ОБЩЕСТВА на защите свободы слова (а позже – свободы эмиграции) построить невозможно. Разве, что создать узкие группки, формирующиеся вокруг харизматического и авторитетного диссидента, как, например, окружение А.Д. Сахарова и Е.Г. Боннер, или компаний, описанных в книге Л.М. Алексеевой “The Thaw Generation” (Поколение “оттепели”). Замкнутые на себе, оторванные от народа (Как не любят “демократы” и “либералы” слово НАРОД!) и абсолютно чуждые его повседневным интересам и нуждам, эти группы не имели никакого веса и влияния в советском обществе, если не считать ореола “народного заступника”, который стал складываться в 70-е годы вокруг имени А.Д. Сахарова, о влиянии которого на власть ходили легенды.

Практическим же содержанием правозащитной деятельности в 70-е годы стала систематическая дискредитация советского государства путем противопоставления Конституции СССР, советских и международных законов – практике советских правоохранительных органов. Результатом такой деятельности должен был стать подрыв веры советских граждан в “легитимность” советского государства. Вот “болевые” точки, по которым били правозащитники:

- Советское государство нелегитимно, поскольку оно антиконституционно, так как систематически нарушает Конституцию и законы СССР.

- Оно нелегитимно, поскольку оно аморально, так как постоянно лжет, отрицая факты нарушений властями собственных законов.

- Оно нелегитимно, поскольку несправедливо, ибо преследует тех, кто говорит ПРАВДУ и взывает к СПРАВЕДЛИВОСТИ.

Сами же по себе “основные права человека” не воспринимались как приоритетные и насущные не только “широкими массами”, но и образованным классом, за исключением про-западной (в основном, столичной) интеллигенции, регулярно слушавшей западные “голоса” и воспринимавших за чистую монету ведущуюся “оттуда” пропаганду.

Короче, правозащитники не были “затребованы” ни народом России, ни его историей. Так что, социальные и политические силы, которые могли бы быть заинтересованными в результатах деятельности правозащитников, следовало искать за пределами СССР, в тех странах, где миф о приоритетности “основных прав человека” перед социальными, национальными и общественными правами и ценностями внедрялся и поддерживался всей политической и экономической мощью правящей элиты.

Поэтому, “совестью нации” ни правозащитники, ни даже академик А.Д. Сахаров, не были и быть не могли. Как и нет оснований считать их противостояние советским властям моральным актом. Дело совсем в другом. Выступая в защиту советских законов, в защиту диссидента, несправедливо осужденного советским судом, или посаженного в психушку, правозащитники поступали смело и мужественно, ибо шли на заведомый риск быть арестованным и осужденным. Но то обстоятельство, что следственные и судебные органы применяли в отношении диссидентов, правозащитников и других “нежелательных” для них лиц подлоги, показания лжесвидетелей, выносили им несправедливые обвинительные приговоры – ничего не говорит о “моральности” самих правозащитников. Ведь абсурдно же наделять “моральностью” того или иного политического деятеля (а правозащитники были именно политическими деятелями), по степени “прогрессивности” его политических взглядов, а не по нравственным критериям!

Постоянные преследования властей, необходимость конспирации выработали у значительной части правозащитников менталитет подпольщиков, ведущих неравную, но благородную борьбу с тоталитарным “большевистским” режимом. Для правозащитника-либерала партократическое советское государство - его партийные органы, КГБ, прокуратура - воспринималось как основной источник зла и несправедливости, совершаемых в стране. И загнав себя однажды в угол конфронтации с властью, правозащитнику и диссиденту было психологически не легко из него выйти.

Эмиграция – как “основное право человека”

Менялось отношение правозащитников и к проблемам страны и даже собственному народу, в своем подавляющем большинстве не поддержавшим правозащитное и диссидентское движение, хотя и выражавшего симпатии к “пострадавшим за справедливость”. Все больший вес в деятельности правозащитников стали занимать проблемы свободы эмиграции - евреев, этнических немцев, религиозных групп. Да и сами правозащитники, как евреи-“отказники”, все больше отчуждались от своего народа, уходили во внутреннюю эмиграцию, а многие и во внешнюю - в Израиль, США, Францию, Германию

О степени важности для правозащитников проблемы свободного выезда из страны можно судить по известному высказыванию самого авторитетного в 70-80-е годы правозащитника – академика А.Д. Сахарова, что основным правом человека является свобода покидать и возвращаться в свою страну. Эта точка зрения, разделяемая значительным большинством российских правозащитников, стала свидетельством окончательного разрыва российских правозащитников с их первоначальной “патриотической” ориентацией и перехода с конструктивных позиций на деструктивные, антигосударственные.

Действительно, в условиях, когда о возвращении в СССР уехавшего на Запад не могло быть и речи, настаивание на приоритетности права на свободу перемещения было равносильно поддержке эмиграции из Советского Союза, ее пропаганде. Ведь поддержка выезда на Запад без реальной возможности вернуться на Родину, в Россию, вела к “утечке мозгов”, “работала” на геополитического и цивилизационного противника СССР - на Соединенные Штаты Америки. Она поощряла эмиграцию из Советского Союза квалифицированных специалистов, способных конкурировать на западных рынках труда. Причем, речь отнюдь не шла о защите “права на профессию”: ведь подавали на эмиграцию, как правило, прекрасные специалисты, занимавшие высокие позиции в науке, промышленности, медицине, искусстве.

В конкретных же политических обстоятельствах того времени речь шла об эмиграции советских евреев, о которой шли торги между советскими властями и администрацией США, а также о “репатриации” этнических немцев в ФРГ. Что же касается подавляющего большинства советских людей, не имевших “еврейских”, или “немецких” корней, то для них эмиграция была практически невозможна, ибо израильские и немецкие власти посылали “вызовы” только своим этническим соотечественникам. И даже если удавалось переслать в СССР вызов этническим русским, то органы МВД не давали им разрешения на эмиграцию, если на то не было санкции КГБ, использующего “еврейский канал” для высылки из СССР неугодных ему лиц (диссидентов, “непослушных” писателей, отсидевших срок националистов и т.д.).

Хуже того, каждый этнический русский, оказавшийся в пересыльном пункте (Австрии или Италии), должен был для получения въезда в западную страну доказывать эмиграционным властям свою причастность к диссидентской деятельности, либо предъявить документальные доказательства, что он преследовался в СССР по политическим мотивам. От еврея же требовался лишь документ (его паспорт или паспорта родителей), подтверждающий его принадлежность к “дозволенной” к эмиграции религиозно-этнической группе.

Так, что борьба российских правозащитников за право на эмиграцию была на деле поддержкой борьбы за выезд из страны членов лишь одной-двух этнических групп – евреев и немцев (позже – пятидесятников). Эта деятельность правозащитников никак не может считаться борьбой за права человека, то есть, правозащитной деятельностью, но лишь борьбой за привилегии для отдельных религиозно-этнических групп.

Поддержка российскими правозащитниками движения советских евреев за репатриацию в Израиль воспринималась и как солидарность с сионистским движением, имеющим четко выраженный националистический характер. Это обстоятельство, а также значительный процент евреев среди московских правозащитников, создавал в народе и среди патриотической (то есть, не-прозападной) части российского образованного общества мнение, что российские правозащитники не представляют русский народ и, занимаясь выборочной защитой прав человека, выполняют национальный заказ мирового еврейского сообщества.

Формированию такого отношения к российским правозащитникам способствовала и поддержка их американскими еврейскими правозащитными организациями, как, например, либеральным Union of Councils for Soviet Jewry, который выбрал в свой Совет Директоров А.Д. Сахарова, В.К. Буковского и А.Д. Синявского. Большое влияние на администрацию США и на советскую Академию Наук имел американский Committee оf Concerned Scientists, состоящий из всемирно известных ученых (в подавляющем большинстве евреев) и оказывавший информационную, профессиональную, моральную, юридическую и материальную помощь советским ученым, преследуемых или лишенных возможности работать по специальности за свое “инакомыслие” или за желание эмигрировать из Советского Союза.

Не может быть случайным и тот факт, что единственной международной террористической акцией, которая вывела московских правозащитников на демонстрацию, был захват в 1973 году палестинскими террористами из организации “Черный Сентябрь” израильской спортивной делегации. Тогда на демонстрацию протеста вышли не только московские евреи-отказники, но и правозащитники, включая чисто русского А.Д. Сахарова.
 
В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее  

U235

старожил
★★★★★

На кого “работали” советские правозащитники?

В 1976 году, вскоре после подписания Советским Союзом, странами Европы, США и Канадой Хельсинкских Соглашений, в Москве, Киеве, Тбилиси, Вильнюсе и Ереване правозащитниками были созданы Группы по наблюдению за выполнением Советским Союзом Хельсинкских соглашений по правам человека. В эти группы вошли оставшиеся на свободе правозащитники “первого призыва” и новые правозащитники, в том числе и евреи-отказники. Хельсинкские группы, в основном, исполняли информационную и пропагандистскую работу: их документы отсылались в международные правозащитные организации и имели своей целью привлечь внимание западной общественности и западных правительств к фактам нарушения советскими властями Хельсинских соглашений.

К началу 80-х годов основными критериями успеха деятельности советских правозащитников, в частности, Хельсинкских групп, были уже не положительные изменения в правовой области и даже не степень распространения правозащитной информации среди населения СССР, а уровень осведомленности западных средств массовой информации, западной общественности и правительств о состоянии дел с правами человека в СССР. Добавлю, что вследствии их специфически “экспортного” характера документы Хельсинских групп (в отличие от “Хроники Текущих Событий”) практически не распространялись в Самиздате и не имели хождения в СССР за пределами узкой группы правозащитников.

Надо сказать, что частые высказывания членов Московской Хельсинкской группы, в частности, Л.М. Алексеевой, что-де группа не преследовала никаких политических целей, а лишь действовала из чисто моральных и гуманитарных побуждений, лукавы и неубедительны. Члены группы прекрасно отдавали себе отчет в том, что систематически отсылая на Запад информацию о нарушениях прав человека и одновременно требуя от советских властей их прекратить, они ставят перед советским руководством заведомо невыполнимые требования. Тем более, что эти требования предъявлялись людьми, открыто аппелирующими к западным правительствам, чья цель - уничтожение политической, экономической и социальной системы, существующей в СССР.

Заявления Хельсинкских групп носили политический характер уже потому, что буквально “вынуждали” западные правительства на проведение политических, дипломатических и экономических санкций в отношении СССР. А это означает, что действия членов Московской Хельсинской группы (как и действия членов остальных советских Хельсинкских групп) объективно носили анти-государственный характер, независимо от того, осознавали это члены группы и была ли в УК РСФСР статья, по которой члены группы могли были быть привлечены к уголовной ответственности.

Автор этих строк в течение нескольких лет собирал и обрабатывал материалы для правозащитных неподцензурных изданий, таких как “Хроника Текущих Событий” и журнал “В” (“Вести”); некоторые из материалов были положены в основу Документов Московской Хельсинкской группы. Он отвечает за правдивость и достоверность приведенных в документах фактов, однако, это обстоятельство не снимает с него политической ответственности за фактическое участие на стороне США в идеологической и пропагандистской войне с СССР.


Истинные же политические взляды и намерения правозащитников проявлялись сразу же, как только они оказывались на Западе. Например, эмигрировавший из СССР в 1980 году член “Московской Хельсинской группы” Ю.С. Ярым-Агаев и высланный на Запад в 1976 году правозащитник В.К. Буковский создали в 1984 году “под крышей” организации “Freedom House”, финансируемой американским правительством, организацию “Демократический Центр”. Цель этой “независимой” организации была явно политической – содействие установлению в СССР политической и социально-экономической системы западного типа. Нередко правозащитники по прибытию на Запад выступали на “Радио “Свобода”, созданного в 1955 году Конгрессом США для ведения идеологической и пропагандистской войны против СССР. Mногие из них, как, например, Л.М. Алексеева, В.М. Тольц, Б.М. Шрагин, К.А. Любарский, Б.В. Ефимов, Ю.Л. Гендлер стали платными сотрудниками Радио “Свобода”, некоторые даже получили собственные программы.

Тем самым, они включились в “холодную” войну против советского государства на стороне США, что дезавуирует их заявления о “неполитичности” их правозащитной деятельности. На этом фоне действительно патриотичным выглядит позиция правозащитника генерала П.Г. Григоренко, отказавшегося преподавать в Вест Пойнте, высшей военной академии США. Генерал Григоренко заявил: “Я не могу преподавать своему врагу: я советский - бывший советский – генерал”.

Так, что правозащитники безусловно внесли свой “вклад” в дело разрушения советского государства, чем многие из них до сих пор гордятся. Однако, надо все же признать, что основной вклад в разрушение экономической, социальной и политической структур советского государства внесло само руководство страны, его политическая и “интеллектуальная” элита. (Обсуждение этой темы выходит за пределы настоящей статьи).


В середине 60-х – начале 70-х годов свои письма и обращения правозащитники посылали советскому руководству, но одновременно они их “запускали” и в Самиздат, дабы распространить их по всей стране. И единственным адресатом, о котором “думали” изготовители и распространители “Хроники текущих событий”, в том числе и автор этих строк, был наш соотечественник. Ни о западных корреспондентах, ни тем более о западных радиостанциях в те годы ни у меня, ни и у моих друзей и мысли не было. Но уже в середине 70-х годов, одной из основных форм деятельности правозащитников стала передача “правозащитной” информации на Запад - через западных корреспондентов и дипломатов, а от тех - на западные радиостанции. К тому времени различные западные “голоса” (Голос Америки, BBC, Радио “Свобода”, Немецкая волна, Голос Израиля) наладили оперативное оповещение советского радиослушателя не только об основных событиях в СССР и в мире, но и о нарушениях гражданских и политических прав человека в СССР, и их слушали миллионы людей в Советском Союзе.

Разумеется, правозащитники и диссиденты, включая автора этих строк, отдавали себе отчет в том, что факты о нарушениях прав человека в СССР серьезно подрывают “имидж” Советского Союза. Более того, именно к этому они и стремились. Однако, их это не смущало, поскольку они не отождествляли “коммунистическое” государство с Россией, с народами Советского Союза. Помимо “гласности на экспорт”, для правозащитников были важны два результата их деятельности. Во-первых, они считали, что их собственный опыт явочным порядком реализовать права, декларированные Конституцией СССР, может послужить примером для остальных. Во-вторых, они полагали (не без оснований), что гласность может как-то помочь арестованным и незаконно осужденным по политическим мотивам (ослабить тюремный режим, сбавить лагерный срок, и т.д.).

В то же время, многие из правозащитников (в том числе и автор статьи) не очень задумывались над тем, как их деятельность по информированию “Запада” о нарушениях прав человека в СССР может быть использована во вред своей стране, своему народу. Что они, хотят того или нет, принимают участие в информационной и идеологической войне, которую США и государства стран НАТО ведут против СССР с начала 50-х годов. Что, в отличие от правозащитников, западные стратеги холодной и “горячей” войн не “отделяют” советское руководство от советского народа. Что, если американские ракеты полетят на СССР, то упадут они не на головы членов политбюро, а на головы советских людей в Челябинске и Красноярске, Москве и Ростове. Что Советский Союз для американского истеблишмента - это колониальная империя, угнетающая нерусские народы. Ведь не случайно в принятой в 1959 году Конгрессом США “Декларации о порабощенных народах” есть все народы Советского Союза, включая мистическую “Казакию”, кроме одного народа – русского.

Права человека и идеологическая война против СССР

Как пишут американские историки, вплоть до конца 60-х годов основным методом идеологической войны против СССР и стран Варшавского Пакта была “засылка советников, оборудования и денег на поддержку оппозиционных сил и организаций” в этих странах (David Lowe, “Idea to Reality: А Brief History of the National Endowment for Democracy”, Home Page | National Endowment for Democracy ). Когда же выяснилось (и стало остоянием прессы), что в эту активность было вовлечено ЦРУ, президент США Л.Б. Джонсон приостановил ее. Вплоть до середины 70-х годов в Конгрессе и администрации Президента США шли поиски “новых методов и подходов в идеологическом соревновании” ( Home Page | National Endowment for Democracy ) с Советским Союзом. Поначалу, власти и правящая элита США с настороженностью относились к советским правозащитникам, поскольку слова “права человека” напоминали им об их собственных защитниках прав человека, human rights activists, возмутителей спокойствия 60-х годов. Однако, после подписания Хельсинкских соглашений и образования Хельсинкских групп, они увидели в пропаганде идей прав человека в СССР и странах Восточной Европы не только эффективное орудие в идеологической борьбе с Советским Союзом, но и инструмент его разрушения.

То, что было не постичь российским либералам и правозащитникам, мечтающим о “безбрежной”, “как у них”, свободе слова, собраний и т.п., было понятно русофобу и советологу З. Бжезинскому, советнику президента Д. Картера по национальной безопасности и стратегу идеологической войны против СССР. Хорошо изучив структуру и механизмы функционирования советской системы, он и его коллеги пришли к выводу, что “основные права человека - свобода слова, собраний, печати” могли бы стать тем инструментарием, с помощью которого можно было бы изнутри взломать систему партийного контроля над общественной жизнью в СССР, а вместе с ней и систему партократического руководства и контроля над всей политической и экономической жизнью страны.

Нельзя сказать, что диссиденты и правозащитники вообще не задумывались над возможностью распада Советского Союза, и даже ликвидации советской и российской государственности. Еще в 1968 году А.А. Амальрик в своей книге “Просуществует ли Советский Союз до 1984 года” пророчил “коллапс” СССР в результате поражения в войне с Китаем. О возможности распада СССР на маленькие “бандитские” уделы предупреждал В.К. Буковский. Однако, вера в крепость коммунистического режима была настолько сильна, что практически никто в нашей стране не верил в реальность исчезновения СССР в обозримом будущем. Кроме того, ненависть к комунистической власти у диссидентов и правозащитников была столь велика, что некоторые даже приветствовали бы ликвидацию (изнутри или извне) советского государства, полагая, что стране и народу хуже от этого не будет. Как писал позднее А.А. Зиновьев, диссиденты “метили в коммунизм, а попали в Россию”.

Автору этих строк понадобилось несколько лет жизни в США, чтобы понять, что истинной целью идеологической войны было не улучшение состояния с правами человека в Советском Союзе, и даже не установление в СССР демократического и правового государства, а уничтожение или по крайней мере, ослабление геополитического соперника США, как бы он ни назывался - СССР или Россия.

С приходом в США к власти администрации президента Д. Картера, объявившего защиту прав человека центральным элементом своей внешней политики, в стратегию “борьбы с коммунизмом” был включен пункт о поддержке борьбы за права человека в СССР и странах Восточной Европы. В 1977 году, вскоре после создания в Москве и других городах СССР Хельсинкских групп, в Нью Йорке, США, был образован Комитет по наблюдению за выполнением Советским Союзом Хельсинкских Соглашений (Helsinki Watch Committee). У его истоков стояли известный либеральный американский издатель Роберт Л. Бернштейн (Robert L. Bernstein), тогдашний председатель Американского Еврейского Комитета и представитель США в ООН Артур Гольдберг (Arthur Goldberg), и руководство одного из крупнейших американских благотворительных фондов Ford Foundation. Задача Комитета - собирать информацию о нарушениях прав человека в СССР, доводить ее до сведения американского правительства, американской общественности и международных организаций и институтов, в первую очередь ООН, требовать от американского правительства и Конгресса принятия “соответствующих” мер против Советского Союза.

Со временем деятельность комитета расширилась и вышла за пределы Европы, что привело к “отпочкованию” от Helsinki Watch Committee нескольких “автономных” организаций, работающих под “крышей” Human Rights Watch, и следящими за состоянием с правами человека на Ближнем Востоке, в Азии, Африке, Америке, а также занимающимися проблемами пыток и вопросами женского равноправия.


Чтобы дать представление о “конечных” целях Human Rights Watch и тех, кто ее финансирует, я прицитирую ее бессменного руководителя Роберта Бернштейна, хозяина одного из крупнейших издательских домов Рэндом Хауз (Random House): “У нас есть уникальная возможность построить международную систему правосудия для наиболее злостных нарушителей прав человека. Однако, эта возможность не будет должным образом использована, если главные мировые державы не арестуют виновных в военных преступлениях, геноциде и преступлениях против человечности” ( Human Rights Watch | Defending Human Rights Worldwide ). Как можно видеть из приведенной цитаты, руководитель американской негосударственной частной организации рассматривает ее, как часть наднациональной и надгосударственной системы.

Что же касается самой “международной системы”, то методы ее “работы” были не так давно продемонстрированы в Югославии. Сначала в течение нескольких лет шла массированная антисербская пропаганда, сопровождаемая формированием в Сербии (в основном, на американские деньги) 5-й колонны, включавшей в себя и правозащитные организации. Затем - вооруженная агрессия стран НАТО против Сербии, с последующей оккупацией Косово. И в завершении – подготовленный и оплаченный американской администрацией путч с установлением в Сербии про-западного правительства. Основным “частным” донором пропагандистской компании против Югославии был биржевый спекулянт-миллиардер, филантропист Дж. Сорос. Он же - основной донор HRW.


Стоит упомянуть и образованную в 1983 году Конгрессом США “квазиавтономную” организацию National Endowment for Democracy (NED), миссией которой стало оказание “помощи всем, кто борется за свободу и самоуправление” ( Home Page | National Endowment for Democracy ) в Странах Восточной Европы и СССР. В настоящее время NED занимается лишь финансированием правозащитных организаций и неправительственных организаций (НПО) в этих странах, в том числе и через различные “дочерние” фонды.

Важную роль НПО в идеологической войне, продолжающейся и по сей день, признают и сами правозащитники. Вот, что пишет об этом член Координационного совета Союза Комитетов солдатских матерей И.Н. Куклина: “Идеологическая борьба между двумя силовыми полюсами приводила... к появлению целого поколения зарубежных НПО, занимавшихся правами человека в соцстранах... В условиях, когда эти НПО могли опираться на постоянно совершенствующуюся легальную систему государственной поддержки, это означало, что их деятельность по сути являлась продолжением государственной политики в области защиты прав человека, продолжением борьбы двух идеологий”. (Правозащитник, #1, 2000 г.).

Эти и другие многочисленные примеры указывают на то, что никогда и не скрывалось на Западе: правящие элиты и руководство западных стран, в первую очередь, США, обратились к “правам человека”, как к эффективному оружию в идеологической борьбе против СССР. Советское же пропаганда, не приученная к дискуссиям “на равных”, ничего не могла противопоставить западной пропаганде, кроме голого отрицания фактов нарушений прав человека в СССР. В результате, она начисто проиграла Западу войну за “умы и души” советских людей.
Российская же прозападная либеральная интеллигенция, в течение двух десятилетий воспитывавшаяся на западных “голосах”, воспринимала информационно-идеологические успехи западной пропаганды, как яркое подтверждение морального и политического превосходства США и стран Запада над Советским Союзом. И если еще в 1966-72 году среди правозащитников и образованного сословия находились те, кто осуждал США за войну во Вьетнаме, то к началу 80-х годов любая военная акция США (напр. в Гренаде 1983 г.) расценивалась российской либеральной интеллигенцией как вынужденная, но необходимая мера против “коммунистической экспансии”.

В то же время, все внешнеполитические акции советского руководства рассматривались ею сквозь призму противоборства “свободного” Запада с “тоталитарным” Советским Союзом. Такие понятия, как национальные интересы, целостность страны, национальное достоинство, патриотический долг - воспринимались в либеральных кругах (в основном, столичных) как атрибуты коммунистической и великодержавной идеологии. И так же, как в 1904 году значительная часть российского либерального общества желала поражения русской армии в Японской войне, так и советская либеральная про-западная интеллигенция в 80-е годы ХХ века желала поражения советской армии в Афганистане.

Что же касается правозащитников, то самый “непримиримый” борец за права человека 60-70-х годов В.К. Буковский собирался из российских военнопленных в Афганистане создавать отряды для вооруженной борьбы с Советской Армией.

Правозащита в условиях политической свободы

Когда М.С. Горбачев устранил партаппаратный контроль над средствами массовой инфорамации и “дал” народу свободу слова, собраний, ассоциаций, эмиграции, а затем “разрешил” и многопартийность - он не только выполнил основные требования диссидентов и таким образом ликвидировал диссидентство как социальное и политическое явление, он также лишил правозащиту ее политического смысла и характера. Правозащита в горбачевском Советском Союзе, а затем и в Российской Федерации стала вполне легальной деятельностью, а правозащитники превратились во вполне респектабельных граждан, да к тому же имеющих контакты и связи с “прогрессивным” Западом, “слиться” с которым тогда рвались многие.
И сейчас, по мере того, как в России создается правовое государство, функции правозащитников переходят от “морального противостояния” государству, к рутинному и лишенному романтической окраски контролю над деятельностью государственных институтов. Иными словами, правозащитники в России становятся профессиональными наблюдателями над соблюдением законов, а не “рыцарями справедливости” и подпольными журналистами, кем они были “при Советах”.

Начиная с конца 80-х годов на деньги Дж. Сороса, поставившего своей целью создание в Советском Союзе (и странах Восточной Европы) независимой и неконтролируемой от государства инфраструктуры из “ячеек открытого общества”, а также на гранты благотворительных фондов, в основном, американских - Ford Foundation, MacArthur Foundation, National Endowment for Democracy, USAID, и других - по всей России стали создаваться правозащитные группы, проводящие т.н. “правозащитный мониторинг”. Сегодня около 90 таких организаций, сформированных практически в каждом российском регионе, образуют “Сеть Правозащитного Мониторинга”, которая координируется, если не руководится, - Московской Хельсинской группой.

Основные направления работы российских правозащитников таковы:

- нарушения прав военнослужащих в армии (дедовщина; несчастные случаи; использование солдат не по назначению, и т.п.)
- юридические аспекты альтернативной службы в армии и консультации молодежи призывного возраста на предмет избежания военной службы;
- мониторинг ситуации с чеченскими беженцами в Ингушетии;
- нарушения прав человека российскими властями и силовыми структурами в зоне “анти-террористической” операции в Чечне;
- нарушения прав этнических меньшинств; “антисемитизм”;
- издевательства и избиения заключенных в тюрьмах;
- вмешательство государства в работу средств массовой информации; нарушения права на свободу слова в прессе и ТВ.
- атака на олигархический капитал; “избирательное” преследование руководителей крупного бизнеса (дела руководства ЮКОСа и Менатепа
- М. Ходорковского, В. Шахновского, П. Лебедева, Л. Невзлина и др. олигархов);
- “шпионские” дела ученых и журналистов (Сутягина, Бабкина и др,)
Словом, работы у правозащитников – край непочатый. Однако, “прошлое довлеет над настоящим”, и правозащитное и политическое прошлое правозащитников не позволило им оставаться в стороне от политических процессов в Российской Федерации. Чтобы понять их действия и позиции следует более подробно рассмотреть их идеологические установки.
 
В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее  

U235

старожил
★★★★★

Три течения в правозащитном движении.

Можно выделить три основные идеологические течения в правозащитой среде: “американисты”, “космополиты”, и “патриоты”. Далеко не всегда можно определить к какой “группе” относить того или иного правозащитника. Тем более, что многие из них избегают высказываться на “общеполитические” и экономические темы, а по ряду вопросов позиции всех трех групп, особенно, “космополитов” и “американистов” весьма близки или даже совпадают.

а) “Американисты”.

Самую шумную и “непримиримую” к российским властям группу российских правозащитников (“радикалов” и “публицистов от правозащиты”, по выражению Л.М. Алексеевой), образуют “американисты”. Автор взял этот “ярлык” из статьи недавно скончавшегося выдающегося русского философа А.С. Панарина (“Горизонты глобальной гражданской войны”, “Наш Современник” #9, 2003). Этот ярлык вполне уместен, поскольку взгляды и позиции американистов на международные проблемы и на место России в глобализующемся мире практически неотличимы от таковых американских “неоконсерваторов”, идеологов американской гегемонии в мире.

Вот взгляды американистов по вопросам, имеющим отношение к нашей теме:

- Американисты убеждены в “исторической неспособности” русского народа самостоятельно развиваться по пути “прогресса”, понимаемого ими исключительно в американском прочтении. (А.П. Подрабинек, “Опасность сильной России”, ( forum.msk.ru ).
- Они открыто пишут о желательности оккупации России войсками США с последующей ее вестернизацией и, если потребуется, расчленением ее на несколько “маленьких Швейцарий”.
- Подавляющему большинству из них присущи неприкрытая русофобия и презрение к русскому народу, который они называют “быдлом”, “варварским”, с “неадертальской политической культурой” и “уязвленным самолюбием” (см. статьи А.П. Подрабинека, Е.Г. Боннер, В.И. Новодворской, А.С. Политковской, В. Шендеровича, И. Мильштейна).
- Желание видеть Россию слабой в военном и экономическом отношении, поскольку “сильная Россия - это угроза цивилизации” (А.П. Подрабинек, В.И. Новодворская). Американисты призывают западные страны и международные фонды либо держать Россию на “голодном пайке” и не дать стать ей “сильной и великой”, либо вообще ликвидировать российскую государственность. (Отсюда становится понятным та настойчивость, с которой американисты, как правозащитники, так и их единомышленники в российских политических структурах, бизнесе и масс медиа, стремятся разрушить российскую военную промышленность и науку.
Ведь слабую Россию, без ядерного вооружения и мощного ВПК будет нетрудно “пригнуть к земле” и расчленить на несколько “протекторатов”, как это советует сделать З. Бжезинский, и как это было проделано с Югославией).
- Российские американисты как и американские неоконсерваторы разделяют “большевистские” взгляды на глобальные “революционно-демократические преобразования”, начатые в начале ХХI века администрацией Дж. Буша. Они призывают не ограничиться Ираком и распространить “революцию” на Сирию, Иран, Ливию, Палестину, Египет, Саудовскую Аравию. И так же, как бывший руководитель Совета по Обороне при Президенте США неоконсерватор Ричард Перл (Richard Perle, “Project for New American Century”, 1996), они считает главной задачей “мировой революции” - смену режима в Китае.
- Как и неоконсерваторы, российские американисты рассматривают ближневосточные проблемы с позиций усиления влияния США в этом районе и обеспечения безопасности Израиля.
- Российские американисты считают не только допустимым, но и правомерным разрушение традиционных обществ и “построения” - “сверху” и “извне” - на их месте “демократических” и рыночных структур и сообществ западного типа.
- И как истинные большевики, американисты предлагают начинать “революцию” с захвата политической власти и установления в стране оккупационного режима, как инструмента построения политико-экономической системы американского образца.
- Американисты все более дистанционируются от “социалистической Старой Европы” и критикуют ее правительства за якобы попустительство (и даже поощрение) антисемитизма в своих странах.
- Вслед за неоконсераторами они считают ООН отжившим институтом, не отвечающим “реалиям нового послесоветского мира” и тормозом в эффективном поддержании Нового Мирового Порядка.
К американистам автор относит В.И. Новодворскую, К.Н. Борового, А.П. Подрабинека, Е.Г. Боннер, В.К. Буковского, Л.А. Пономарева, Е.В. Ихлова, Н. Храмова, А.С. Политковскую, В. Корсунского, Ю.В. Самодурова, Д.В. Драгунского, В. Шендеровича, Г.К. Каспарова. Далеко не все американисты откровенны в своих высказываниях, однако их антироссийские, “про-бушевские” интервенционалистские взгляды и позиции легко прослеживаются в их отношении к важнейшим мировым событиям - войне в Ираке, экспансии США на Балканах, Ближнем Востоке, Кавказе, Средней Азии.

Публикации американистов можно найти в журналах “Новое время”, “Иностранец”, газетах “Новая газета”, “Новые известия”, на вебсайтах, Human Resources On-Line , Грани.Ру , ПРИМА-News , radical.ru - это наилучший источник информации по теме экстремальный спорт паркур активный отдых. Этот веб-сайт продается .

б) “Космополиты”

Судя по публикациям в прессе и Рунете, большинство российских правозащитников разделяют либерально-космополитические взгляды, получившие широкое хождение в столичной интеллигентской среде в 70-80-е годы.


Будучи либералами - они хотят видеть в России политическую и экономическую системы, схожие с теми, которые, по их мнению, существуют в западно-европейских странах и в Северной Америке - правовое государство и независимые от него рыночная экономика и гражданское общество, включающее в себя независимые от государства средства массовой информации. Как космополиты - они смотрят на проблемы России не с точки зрения интересов самой России (в данном контексте неважно, что понимать под интересами), а с точки зрения т.н. общечеловеческих ценностей, которые при ближайшем рассмотрении оказываются западно-европейскими.

Считая себя скорее “гражданами Мира” (читай, Запада), нежели государства Российского, российские правозащитники-космополиты хотят видеть Россию включенной в т.н. “мировое сообщество”, находящееся под контролем наднационального и надгосударственного органа, функционирующего на основе “Всеобщей Декларации прав человека” и составленного исключительно из представителей “демократических” и “правовых” государств Запада.

Становление общества “западного” типа в России и ее интеграция в т.н. “международное сообщество” видится правозащитниками- космополитами как постепенный и длительный процесс трансформации российского общества, сопровождающийся формированием соответствующих экономических, политических и социальных структур. Среди таковых - т.н. “ячейки открытого общества”, которые создаются в России с конца 80-х годов ХХ века Институтом Открытое Обществе (Open Society Institute) Дж. Сороса. А в начале нынешнего ХХI века построением “гражданского общества”, пригодного для капитализма, неконтролируемого государством и обществом России, занялся самый богатый человек в России, миллиардер М.Б. Ходорковский.

Ниже мы излагаем позиции российских правозащитников-космополитов по вопросам, имеющим отношение к нашей теме:

- Космополиты поддерживают ООН, как пока еще не только легитимный, но и действенный механизм поддержания мира и международного правопорядка.
- Космополиты продолжают опираться на “социалистическую” Европу, тем более, что европейские правительства и частные фонды являются одними из основным “доноров” для “космополитических” правозащитных организаций России.
- Правозащитники-космополиты полагают, что Россия, как и любая другая страна, способна сама развиваться по “единственно правильному” западному пути, но для этого нужно долго и кропотливо “работать”, создавать “объективные и субъективные предпосылки”.
- Если в отношении к преобразованиям в России американисты выступают в роли “большевиков”, то космополиты выступают в роли “меньшевиков”. Как и социал-демократы начала ХХ века, сегодняшние меньшевики-либералы хотят видеть в России “европейски-цивилизованное” государство. Но, в отличие от “большевиков-американистов”, они хотят сделать это постепенно, мирным путем и “изнутри” - путем постепенного замещения традиционных социальных и религиозных институтов “западными”, через изменение национального характера, духовного мира и сознания русского народа.
Этот процес пошел ускоренными темпами с конца 80-х годов – разрушением социальной структуры советского общества и дискредитацией социалистического и коллективистского сознания советских людей; пропагандой стяжательной идеологией частно-капиталистического общества.
- Космополиты открыто и публично поддерживают космополитическую по менталитету и по компрадорскую по “социальному статусу” крупную российскую буржуазию, в том числе и олигархов, ориентирующуюся на Запад, в первую очередь, на США (М. Ходорковский, М. Фридман, П. Лебедев, Л. Невзлин, В. Вексельберг, Р. Абрамович, В. Дубов) и стремящуюся стать частью правящей мировой элиты. Робкие и непоследовательные попытки российских властей привлечь к уголовной ответственности олигархов за финансовые нарушения в процессе “приватизации” середины 90-х годов (аресты и допросы руководителей концерна ЮКОС, миллиардеров М. Ходорковского, П. Лебедева и Л. Невзлина), правозащитники расценили, как “наступление на свободы”, как натягивание “смирительной рубахи” на российский бизнес. (Открытое письмо-заявление группы российских общественных деятелей от 23 июля 2003 года, Обращение конференции гражданских организаций от 28 октября 2003 г.).
Хотя российские правозащитники-космополиты предпочли бы для России “бархатную модель” преобразований, они, как показывает их отношение к недавним событиям в Югославии, готовы согласиться и на “нелиберальные” меры, например, на “гуманитарные интервенции” с применением бомбовых ударов, но при определенных условиях.

Во-первых, если на это будет санкция Совета Безопасности ООН или, на худой конец, Совета Европы. Во-вторых, если это будет в интересах американского и европейского либерального истеблишментов - фактических работодателей российских правозащитников-космополитов. Именно они - через финансируемые ими правозащитные организации - Международная Хельсинкская Федерация, Human Rights Watch, Международная Амнистия - определяют, чьи права надлежит защищать их российским правозащитникам в конкретных обстоятельствах. Оркестрованные и согласованные действия российских и западных правозащитных организаций “вокруг Чечни” - тому ярчайший пример.

О политических симпатиях космополитов можно судить по тому, в каких российских партиях они находят поддержку и единомышленников по основным внутренним и внешним проблемам – ситуация в Чечне, военная реформа, проблемы свободы печати и ТВ, “шпионские” дела, отношение к пересмотру приватизации 90-х годов и др. Это – правые либеральные партии компрадорской буржуазии - СПС, в чью думскую фракцию до недавнего времени входил председатель общества “Мемориал” С.А. Ковалев, “Либеральная Россия”, партия “Яблоко”.


К космополитам автор относит председателя Московской Хельсинкской группы Л.М. Алексееву, большинство членов руководства общества “Мемориал” - С.А. Ковалева, О.П. Орлова, А.Ю. Даниэля, А.Б. Рогинского, А.М. Черкасова, А.Ю. Блинушова, правозащитников Л.С. Левинсона, В.М. Марченко, Э.И. Черного, А.К. Симонова, В.М. Гефтера, И.Н. Куклину, А.В. Бабушкина, А.А. Эйсмана, В.В. Пронина, Г.М. Резника, Л.В. Вахнину, Г.Г. Чернявского, С.М. Шимоволоса, Т. Локшину, Ю.И. Вдовина, В.Н. Ойвина, И.В. Сажина, С.А. Ганнушкину. Свои взгляды космополиты публикуют в журналах “Карта”, “Правозащитник”, Бюллетень об-ва “Мемориал” и на вебсайтах Права человека в России | лента новостей , Московская Хельсинкская Группа , -= Memorial | Мемориал =- ... (Международное историко-просветительское правозащитное и благотворительное общество) , Фонд «Либеральная миссия» .

в) “Патриоты”.

Правозащитники-“патриоты” менее известны на Западе, ибо они реже выступают в прессе, хотя именно они занимаются черновой работой, а не обличениями российских властей и выдвижением заведомо невыполнимых требований, вроде “немедленного прекращения” войны в Чечне, или передачу Чечни под юрисдикцию ООН (или НАТО). Патриоты придерживаются основных либеральных ценностей, но, в отличие от космополитов они не настаивают на верховенстве прав человека над государственным суверенитетом и пытаются совместить общечеловеческие либеральные ценности с национальными традициями России. И хотя некоторые из них (В.М. Игрунов) полагают, что мировое правительство с ограниченными правами неизбежно, они считают, что “если мировое правительство будет...придатком современных Соединенных Штатов, в котором они будут доминировать, если мировое правительство будет просто расширенная империя Соединенных Штатов, это катастрофа, это гибель” (В.М. Игрунов “О мировом правительстве”, IGRUNOV.RU :: Curriculum vitae ). Неудивительно, что правозащитники-патриоты резко критикуют империалистическую политику США и военные интервенции “демократических” государств в Югославии и Ираке.

Патриоты значительно больше уделяют внимание социальным проблемам и правам российских граждан в ближнем зарубежье. В отличие от космополитов-либералов, патриоты скорее социал-демократы, открыто обвиняющие олигархов в пренебрежении социальными нуждами населения. В интервью сайту партии “СЛОН” член Думы правозащитник В.М. Игрунов попрекнул тогдашнего президента концерна ЮКОС М.Б. Ходорковского, что тот публично объявляет “благотворительную деятельность... неправильным направлением развития... Что все эти выдумки являются социалистическими, что, поскольку Европа является социалистической, она нам не нужна, а нам нужно двигаться в сторону Америки” ( Sloniki ) .

В отношении же непомерного политического влияния, которое олигархи получили за время президенства Ельцина, равно как и об их истинных интересах, Игрунов говорит без экивоков, что олигархи “берут под контроль все политические партии....тем самым превратились в независимую и альтернативную государству силу”.

Некоторые патриотические правозащитные организации имеют четко выраженные государственнические, не-космополитические позиции. Среди них Институт Прав Человека (К.Х. Каландаров), Славянский Правовой Центр (со-директора А. Пчелинцев и В. Ряховский), занимающийся защитой прав верующих, в основном, традиционных российских конфессий – православия, ислама.

Некоторые правозащитные организации, как например, Ростовская “Труды и Дни” (Е.В. Финков), регулярно подают на российские власти в Европейский Суд по Правам человека и добиваются положительного результата без того, чтобы обличать “Путинский режим” и требовать оккупации Чечни войсками ООН.

Насколько можно судить по публикациям и выступлениям правозащитников-патриотов, часть из них отдает свои голоса за партию “Яблоко”, другие - за социал-демократические партии, такие как СЛОН. Есть и такие, что голосуют за партию Единая Россия, КПРФ и блок “Родина”.


К правозащитникам-патриотам автор относит К.Х. Каландарова, В.М. Игрунова, А. Пчелинцева, В. Ряховского, А.О. Смирнова, Е.В. Финкова, А.Г. Осипова, Ф. Рудинского, В.В. Раковича, А.В. Попова, С. Чугунова. Их статьи можно найти в журнале “Правозащитник”, на вебсайтах IGRUNOV.RU :: Стартовая страница , Saint Petersburg Capital , european_court .
 
В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее  

U235

старожил
★★★★★

“Большевики” и “меньшевики”

Несмотря на расхождения во взглядах космополитов и американистов, представители обеих групп предпочитают не “выносить сор из избы” и, как правило, воздерживаются от публичных дискуссий и тем более от взаимной критики. Это объясняется тем, что то, что их объединяет, более существенно, чем то, что их разъединяет, поскольку ценности, идеалы и цели у них одни и те же. А различия лежат лишь в МЕТОДАХ достижения одной и той же цели – создания всемирного наднационального мирового правительства.

Повидиму, в этом основная причина того, что “космополиты” Л.М. Алексеева, А.Ю. Даниэль, С.А. Ковалев НИ РАЗУ не подвергли критике заявления и “открытые письма” Е.Г. Боннер, А.П. Подрабинека, В.К. Буковского, давая пищу для спекуляций относительно ИСТИННЫХ взглядов руководства Московской Хельсинкской Группы и общества Мемориала.

Вот общие для обоих течений – космополитов и американистов – взгляды и позиции:

- Индивидуальные гражданские и политические права есть наивысшая человеческая ценность, универсальная и всеобщая для всех культур, цивилизаций и народов.
- Защита социальных прав не является первоочередной задачей, но лишь вынужденной по политическим и PR-овским соображениям деятельностью. Вот что говорил на круглом столе “Права и свободы в России”, участие в котором принимали и правозащитники, бывший министр финансов Е.Я. Ясин: “Для нас всего важнее политические права, но мы не можем абстрагироваться от социальных прав. Потому что если мы ищем путь к сердцам и душам, то мимо их тяжелого материального положения пройти нельзя.” (Круглый стол “Права и свободы человека”, 11 апреля 2000 г. Фонд «Либеральная миссия» ). И ни один из правозащитников, присутствующих на обсуждении (Л.М. Алексеева, А.Ю. Даниэль) не возразил Е.Я. Ясину.
- Значительная часть космополитов и большинство американистов (В.И. Новодворская, А.П. Подрабинек, Д.В. Драгунский, Г.А. Капаров, Н. Храмов), придерживаются социал-дарвинистских воззрений на общество, типичных для “реформаторов” ельцинской эпохи (А.Б. Чубайс, Е.Т. Гайдар, А.Р. Кох, Е.Я. Ясин, Е.Ш. Гантмахер).
- Оба течения, как и марксисты 85 лет назад, пытаются навязать России идеологию и общественно-политическое устройство, чуждые русской культуре, ценностям и традициям русского народа.
- Обе основные ветви современной российской либеральной идеологии – космополитическая и американистская - не могут считаться ни патриотическими, ни национальными, поскольку подчиняют интересы России и ее суверенитет либо утопическим “общечеловеческим” интересам и ценностям (космополиты), либо вполне реальным имперским интересам правящей американской элиты (американисты).
- Обе идеологии являются анти-русскими, так как отказывают русскому (“великорусскому”) народу в его национальных интересах, сводя их к этническому фольклору и национальному искусству.
- В русском национальном движении оба течения видят защитника “реакционного традиционализма”, русского шовинизма, “имперской великодержавности”. А русских писателей и публицистов патриотического направления - А.И. Солженицына, Л.Н. Гумилева, В.В. Кожинова, В.Г. Бондаренко, И.Р. Шафаревича, А.С. Панарина, Н.А. Нарочницкую, М.В. Назарова, – они обвиняют не только в имперских и великодержавных устремлениях, но и в ксенофобии, в первую очередь, в антисемитизме, ставшим в послевоенные годы самым ходовым ярлыком, используемым либералами всех мастей.
- Оба идеологических течения стремятся подорвать позиции Русской Православной Церкви, видя в ней духовную и цементирующую силу русской нации. По этой же причине они поддерживают нетрадиционные для России конфессии - баптистов, евангелистов, католиков, адвентистов седьмого дня, свидетелей Иеговы.
- И космополиты, и американисты отдают явное предпочтение культурным и национально-религиозным правам этнических меньшинств, особенно тех, кто имеет большое влияние на Западе, как например, евреи.
- Как показывают события в Чечне – оба течения (одни с колебаниями, другие без) пойдут на отделение от Российской Федерации “нерусских” регионов. На протяжении многих лет ВСЕ американисты и значительная часть космополитов (Ю.В.Самодуров, С.А. Ганнушкина, С.А. Ковалев, Ю.А. Блинушов, А.М. Черкасов) отказываются считать Чечню неотъемлимой частью Российской Федерациии и требуют отдать ее под юрисдикцию временной администрации ООН.
- И космополиты, и американисты - противники союза России со славянскими государствами - Украиной и Белоруссией; они поддерживают партии и группы про-западной ориентации в этих странах.
- Оба направления считают Советский Союз колониальной русской империей, наследником и продолжателем империи Романовых.
- Представители обоих течений противопоставляют относительно либеральный, по их мнению, интернациональный ленинско-троцкистский режим 20-х годов – пришедшему ему на смену в 30-е годы ХХ века “тоталитарному” и “национал-большевистскому” сталинскому режиму.
До поры до времени, имевшиеся между космополитами и американистами расхождения не были актуальными и были “затемнены”, отодвинуты в сторону войной в Чечне и наступлением администрации В.В. Путина на олигархическую прессу и ТВ. Разница в подходах и взглядах обоих течений стала более очевидной в связи с попытками ряда правозащитных организаций начать диалог с властью и даже к сотрудничеству с ней. Отношения обострились, когда руководители ведущих правозащитных организаций (Л.М. Алексеева, А.Б. Рогинский, А. Аузан) пошли на сотрудничество с высшей исполнительной властью в лице “бывшего гебиста” президента РФ В.В. Путина и даже вошли в Президентский Совет по правам человека.

Еще более разошлись позиции космополитов и американистов в вопросах о путях и методах глобализации и связанной с ней интервенционалистской и нео-колониалистской политикой американской администрации Дж. Буша (агрессия в Ираке, игнорирование международных законов и ООН, легитимизация превентивной войны и т.д.).

Есть все основания полагать, что “раскол” и поляризация между американистами и космополитами будет углубляться и российским правозащитникам-космополитам рано или поздно придется делать выбор между своей Родиной - Россией и “всемирным гегемоном” - США.
 
В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее  
RU Ведмедь #11.10.2005 08:43
+
-
edit
 

Ведмедь

модератор
★★
У Гоблина ссылку увел? :)
 

U235

старожил
★★★★★

Ага :)
В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее  

MD

координатор
★★★★☆
Интересно...
Сначала за здравие, а потом за упокой. Гнусная статья. Дерьмо. Как и почти все у Гоблина.

Что не отменяется моей искренней и устойчивой антипатией к либералам - в их современном западном понимании.

А вообще с правозащитным движением все двояко - этим людям нельзя ни в коем случае давать власть, поскольку даже самые искренние и порядочные из них не понимают, как мир устроен. (Кстати, на противоположном полюсе от них находятся националисты-патриоты, представленные, скажем, АРИ - их позиция по многим конкретным поводам вызывает симпатию и поддержку, но они тоже хороши только в качестве критиков власти).
Но эти крайние партии или общественные движения важны тем, что хоть как-то держат власть под контролем. Поскольку любая власть по самой своей природе некомпетентна, непорядочна, корыстна, или во всяком случае становится такой, если общество дает ей такую возможность. И при этом всегда стремится отнять у людей их свободу и права, захватить под свой контроль как можно больше всего, а что не захватить - просрать, загадить, испортить... Вот и надо за ней смотреть в четыре глаза, со всех возможных сторон: а не ущемляет ли права конкретных живых людей ради "общих высоких целей", попросту говоря своего удобства? А не ущемляет ли титульную, государствообразующую нацию, чтобы не портить отношения с политически или экономически влиятельными меньшинствами? А не делает ли такие нации и другие не способные за себя постоять группы козлом отпущения за свои провалы? А не губит ли природу? А не продает ли долговременные национальные интересы рази сегодняшнего политического комфорта или даже экономического благополучия? Или, наоборот, разыгрывает "образ врага", шовинистическую карту, чтобы втянуть народ во что-то, народу нафиг не нужное...

Наши дни - и в частности позиция правозащитного движения в отношении Чечни и чеченских головорезов - показали, что это в большинстве своем были за люди. Симпатии особой не вызывают. И не особой тоже не вызывают. Тут таких тоже полно - во всем обвиняют Америку, находят причины, почему у Бени Ладена просто даже и выхода другого не было, Буша с Гитлером сравнивают...
Тем не менее они в советское время сыграли важнейшую, неоценимую роль, как проивовес безнравственной и беззаконной системе государственного подавления. К моей персональной радости, система рухнула - и вот тут то истинное мурло либералов и вылезло. Что поделать - люди, борящиеся против власти оказались ничем не лучше тех, против кого они боролись. Такова жизнь - или се ля вы, или се ля вас.

И автор статьи тоже полный урод. Кстати, он как раз не оригинален - достаточно пресловутого Зиновьева вспомнить. Еще одна мразь. Впрочем, и он в своем праве писать, что думает, или на чем надеется вернуть внимание позабывших его сильных мира сего, или просто деньжат перехватить. Ну, попутного х%я ему в жопу.
 

BrAB

аксакал
★★
U235> Оставим в стороне юридическую сторону дела: виновен или нет в предьявляемых ему преступлениях Закаев. Oбратим внимание читателя на следующее обстоятельство: российские правозащитники с самого начала процесса заняли сторону одного из руководителей чеченского военно-криминального режима, в течении 10 лет находившегося в открытой конфронтации с Российским государством.

Гы!!! а вот его боевому товарищу Героя России дали. хотя крови на нем явно не меньше. и даже улицу хотели назвать!
Было у еврея всё плохо. Пришел за советом к равину. Тот - напиши над дверью - "Так будет не всегда". Стало всё ок. Пошел он благодарить. А тот ему - надпись не стирай. Злой чечен ползет на берег. ©Лермонтов  

Luchnik

аксакал
★☆
U235>> Оставим в стороне юридическую сторону дела: виновен или нет в предьявляемых ему преступлениях Закаев. Oбратим внимание читателя на следующее обстоятельство: российские правозащитники с самого начала процесса заняли сторону одного из руководителей чеченского военно-криминального режима, в течении 10 лет находившегося в открытой конфронтации с Российским государством.
BrAB> Гы!!! а вот его боевому товарищу Героя России дали. хотя крови на нем явно не меньше. и даже улицу хотели назвать! [»]

Дык в древности некого князя в святые возвели, несмотря на убийство брата(хотя его племянника за это же до сих пор окаянным величают). Видать, было за что. B)
 
BG Реконструктор #11.10.2005 10:25
+
+1
-
edit
 
Уроды. Вырезать надо. "Либеральное" дерьмо.
 

BrAB

аксакал
★★
BrAB>> Гы!!! а вот его боевому товарищу Героя России дали. хотя крови на нем явно не меньше. и даже улицу хотели назвать! [»]
Luchnik> Дык в древности некого князя в святые возвели, несмотря на убийство брата(хотя его племянника за это же до сих пор окаянным величают). Видать, было за что. B) [»]

угу. любителям практики "но это наш сукин сын" советую помнить Бен Ладана и Дудаева
Было у еврея всё плохо. Пришел за советом к равину. Тот - напиши над дверью - "Так будет не всегда". Стало всё ок. Пошел он благодарить. А тот ему - надпись не стирай. Злой чечен ползет на берег. ©Лермонтов  
CA MD #11.10.2005 10:58  @Реконструктор#11.10.2005 10:25
+
+2
-
edit
 

MD

координатор
★★★★☆
Реконструктор> Уроды. Вырезать надо. "Либеральное" дерьмо. [»]

Какой умный, глубокий человек. Нам есть у него чему поучиться, и от общения с такими собеседниками мы все начнем лучше понимать, как мир устроен, что от чего бывает, кто виноват и что делать.

Или, как в свое время в России говорили, "Человек, похожий на..." дегенерата с самомнением.

 

Zeus

Динамик

MD> Интересно...
MD> Сначала за здравие, а потом за упокой. Гнусная статья. Дерьмо. Как и почти все у Гоблина.
MD> Что не отменяется моей искренней и устойчивой антипатией к либералам - в их современном западном понимании.

<...>

Опередил :) Полный ППКС :)
И животноводство!  
Давно на почве европейской,

Где ложь так пышно разрослась,

Давно наукой фарисейской

Двойная правда создалась -

Для них - закон и равноправность,

Для нас - насилье и обман.

И закрепила стародавность

Их как наследие славян.



Ф.И. Тютчев.
Давно :)
1867 г.
Нет рабства безнадёжнее, чем рабство тех рабов, себя кто полагает свободным от оков. - И.В. Гёте.  
Это сообщение редактировалось 11.10.2005 в 13:17
RU Andy-Andrei #11.10.2005 15:28  @Tolka#11.10.2005 13:09
+
-
edit
 

Andy-Andrei

втянувшийся

Tolka> Их как наследие славян.
Tolka> Ф.И. Тютчев.
Tolka> Давно :)
Tolka> 1867 г. [»]

А вот еще:

Люблю глаза твои, мой друг
С игрой их пламенно-чудесной
Когда их приподнимешь вдруг
И словно молнией небесной
Окинешь бегло целый круг
Но есть сильней очарованье
Глаза, потупленные ниц
В минуты страстные лобзанья
И сквозь опущенных ресниц
Угрюмый, тусклый огнь желанья.

Тоже Тютчев. Мое любимое.

Ты не смотри, что у меня вечно штраф висит... Я не буйный...  
Tolka>> Их как наследие славян.
Tolka>> Ф.И. Тютчев.
Tolka>> Давно :)
Tolka>> 1867 г. [»]
Andy-Andrei> А вот еще:
Andy-Andrei> Люблю глаза твои, мой друг
Andy-Andrei> С игрой их пламенно-чудесной
Andy-Andrei> Когда их приподнимешь вдруг
Andy-Andrei> И словно молнией небесной
Andy-Andrei> Окинешь бегло целый круг
Andy-Andrei> Но есть сильней очарованье
Andy-Andrei> Глаза, потупленные ниц
Andy-Andrei> В минуты страстные лобзанья
Andy-Andrei> И сквозь опущенных ресниц
Andy-Andrei> Угрюмый, тусклый огнь желанья.
Andy-Andrei> Тоже Тютчев. Мое любимое. [»]

Эээээ...
Стихи хороши.
Но я женат (так на всякий случай) ;)
Нет рабства безнадёжнее, чем рабство тех рабов, себя кто полагает свободным от оков. - И.В. Гёте.  
+
-
edit
 

israel

модератор
★★☆
Подписываюсь под постом МД. А вообще, если кто то не любит правозащитников (а их, действительно, есть за что нелюбить), то он не обязан тащить на форум статью мерзавца и лжеца. Помои форум не украшают.
Помните, что война с арабами - это война ловушек, засад и убийств из-за угла. (с) Атос, граф де ла Фер ( с помощью А. Дюма)  
RU 23AG_Oves #12.10.2005 17:29
+
-
edit
 

23AG_Oves

втянувшийся


пытался прочитать, не осилил... Зачем так много писать про очевидные вещи? То что наши так называемые правозащитники не правозащитники вовсе, итак всем известно...
Дизель экономит не деньги, дизель экономит горючее. (с) неизвестный дизелевод.  
RU Ведмедь #13.10.2005 07:17  @israel#12.10.2005 14:37
+
-
edit
 

Ведмедь

модератор
★★
israel, 12.10.2005 16:37:57:
Подписываюсь под постом МД. А вообще, если кто то не любит правозащитников (а их, действительно, есть за что нелюбить), то он не обязан тащить на форум статью мерзавца и лжеца. Помои форум не украшают.
[»]
 


А кто мерзавец и лжец? "Попов Олег Алексеевич, окончил в 1965 году Московский Энергетический Институт. В 1977 году защитил кандидатскую диссертацию в Московском Университете по физике плазмы .С начала 70-х годов принимал участие в советском правозащитном "движении".
С 1982 года живет в США. Последние 10 лет работает ст.н.с. в научном центре компании Мацушита (Matsushita) в штате Массачуcетс. Автор монографии и большого количества статей и патентов в области физики и техники газового разряда. Имеет публикации на "правозащитную тематику" в российских периодических изданиях. и прочая и прочая..." или Гоблин?

 
RU Ведмедь #13.10.2005 07:18  @23AG_Oves#12.10.2005 17:29
+
-
edit
 

Ведмедь

модератор
★★
23AG_Oves, 12.10.2005 19:29:15:
пытался прочитать, не осилил... Зачем так много писать про очевидные вещи? То что наши так называемые правозащитники не правозащитники вовсе, итак всем известно...
[»]
 


Это нам известно - а правозащитник Попов Олег Алексеевич живет в США и вот удивляется со стороны :)
 
+
-
edit
 
Чтоб составить мнение о наших правозащитниках не нужно читать никаких помоев, достаточно послушать и почитать их самих и придти к тому же выводу, что и этот автор, по вашему - мерзавец.
Воздух выдержит только тех, Только тех, кто верит в себя, Ветер дует туда, куда Прикажет тот, кто верит в себя.  

ttt

аксакал

israel> Подписываюсь под постом МД. А вообще, если кто то не любит правозащитников (а их, действительно, есть за что нелюбить), то он не обязан тащить на форум статью мерзавца и лжеца. Помои форум не украшают. [»]

Я Гоблина только по переводах в фильмах знаю. Но удивляюсь если человека так сразу поносят. Все таки интересно почему он:

1 Мерзавец

2 Лжец


http://tl2002.livejournal.com/  
AD Реклама Google — средство выживания форумов :)

MD

координатор
★★★★☆
sabakka> Чтоб составить мнение о наших правозащитниках не нужно читать никаких помоев, достаточно послушать и почитать их самих и придти к тому же выводу, что и этот автор, по вашему - мерзавец. [»]


Ну, пёсик, если ты подонка не распознаешь, то это твои проблемы. У некоторых это с возрастом приходит. У некоторых - никогда. Эту дерьмовую статейку разбирать по буквам западло. Попробуй почитать внимательнее...
А что в Америке живет - так тут таких полно: сюда приехали, а теперь эту Америку обсирают и рассказывают, как здорово все было в СССР, и какие эти пиндосы(правозащитники, евреи... далее по личной антипатии) козлы, что такую светлую страну угробили...

Для ясности - государство(партия) и власть была дерьмо. Правильно делали, что с ней боролись, и пофуй, что "объективно" это якобы работало на руку врагам. Антифашисты в Германии тоже объективно на руку русским и союзникам работали. Типа, предатели... Язык повернется их обвинить?
Другое дело, что теперь они себя не лучше показали - ну так парадокс таков, что почему-то борятся козлы, а нормальные люди и в таких обстоятельствах пытаются делать что-то хорошее. В основном, конечно, есть и исключения...

А этот автор выглядит как вечный обсиратель. И даже эта его классификация современных правозащитников - гниль полная. Типа, кто в частных случаях справедливости добивается - тот нормальный человек и патриот, а кто своими действиями ослабляет государственную власть - тот предатель. А власть тем временем русские земли китайцам раздает да знай себе миллиарды на враждебный и чуждый православному соборному духу Запад вывозит.
 
1 2 3 4

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru